Архив номеров НиТ

Ответить на комментарий

Историческая динамика

Рубрика журнала:

Номер журнала НиТ: 

Томас Роберт Мальтус (Thomas Robert Malthus) (1766—1834)



Кто-то — не помню, кто именно, но человек, безусловно, умный — сказал, что любая область знаний только тогда превращается в теоретическую науку, когда она начинает использовать математические методы. К концу ХХ века математические методы использовались уже повсюду, кроме, пожалуй, истории.

Однако и здесь в последние годы в научном обиходе появилось слово «клиодинамика», содержащее в себе заявку на прогресс в этой области. Ведь Клио — это муза истории.
Но что это значит — математические методы?

Бывают два цветка. Две рыбы. Два камешка. И бывают (по крайней мере, 50 лет тому назад еще бывали) люди, настолько первобытные, что они в своем языке обозначали два цветка одним словом, а для трех цветков существовало совсем другое слово и т.д. Они не улавливали, что между двумя цветками и двумя рыбами есть нечто общее — их число, не умели считать, не мыслили числовыми категориями. Естественно, что математики у них тем более не было.

Чем занимается математика? Она освобождает от конкретной ткани вещей и явлений такие их характеристики, как количество, формы, отношения между ними, и получает их абстрактные схемы — по сути дела упрощенные модели, — лишенные подробностей конкретного содержания. С одной стороны, поступая так, она сильно обедняет реальный мир, а с другой — ее модели приобретают неслыханную универсальность, позволяющую применять их далеко за рамками того материала, на котором они строились. Но самое главное, пожалуй, в том, что они позволяют накладывать их на реальный мир и определять степень их соответствия ему — то есть быть рабочими гипотезами, проверяемыми экспериментально. Физика, химия — это все науки, изобилующие примерами параллельно развивавшихся гипотез, из которых в результате экспериментальных проверок «выживала» только одна, становившаяся теорией.

Истории слишком много

Совершенно иная ситуация в истории. Она напоминает не физику с химией, а два цветка, двух рыб и два камешка в первобытном восприятии.

По правде говоря, привести примеры математического описания поведения многих людей совсем не сложно, и известны они очень давно. Например, разъезд служащих из делового центра города по его жилым окраинам в конце рабочего дня вполне прилично описывается уравнением диффузии, и такие расчеты делают, и они оказывают некоторое влияние на планы реконструкции городов. Или, скажем, теория массового обслуживания. Вполне математическая теория. Но оба примера — не история. История — это нечто другое. Например, история Римской империи…

Существует более 200 «теорий» возвышения и падения Римской империи, но ни одну из них невозможно «наложить» на историческую данность и проверить на соответствие ей. И вовсе не потому, что исторические данные не содержат в себе количественных параметров, которые можно было бы измерять и искать связи между ними. Таких параметров предостаточно. Численность населения, данные по его социальному и имущественному расслоению, данные о производстве, его структуре, о ВВП, торговле, государственном аппарате, армии, технологиях…
Это все и многое другое часто присутствует в исторических источниках, и это все — именно те обобщенные показатели, которыми в той или иной форме пользуются люди любого общества любого государства, пригодные именно для математического их осмысления. А равно и для поиска моделей социальных процессов, не зависящих от личных отношений исторических персонажей, культурного своеобразия общества и прочих привходящих частностей.

Глядя на 200 противоречащих друг другу «теорий» Римской империи, поневоле начинаешь задумываться, а нет ли единственной теории становления и падения ВСЕХ великих империй, чтобы, грубо говоря, наложить ее на каждую из 200 существующих и понять, какая именно из них реализовалась в актуальной истории. В математике, кстати сказать, ситуация, когда общую задачу легче решить, чем частную, довольно типична.

Однако до сих пор не было достаточно отважных и амбициозных людей, которые решились бы посмотреть с этой точки зрения на гигантскую «коллекцию почтовых марок», каковую представляют собой «анналы истории». По сути дела им надо было решиться на создание совершенно нового языка, совершенно новой понятийной базы — набора эффективно работающих универсальных моделей — для того, чтобы разговаривать о делах истории.

Перейти к полному тексту статьи

Ответить

2 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.