Архив номеров НиТ

Ответить на комментарий

СУД БУДУЩЕГО

Номер журнала: 



Осип Дымов (настоящая фамилия  — Перельман; псевдоним взят в честь доктора Дымова, героя чеховского рассказа «Попрыгунья»)  — видная фигура в дореволюционной российской литературе. Существовало даже такое течение, как «дымовщина», не очень-то любимое молодыми прогрессивными (а особенно  — революционно настроенными) писателями и публицистами начала ХХ в. В те годы Корней Чуковский, еще отнюдь не классик-патриарх детской литературы, а типичный представитель касты «молодых и прогрессивных», охарактеризовал дымовщину как некую «культурную игру» буржуазной интеллигенции, склонной благодушно смягчать остроту глобальных проблем и низводить их  — о ужас, о позор!!!  — на некий человеческий, интеллигентский уровень.

Век назад это считалось пределом падения. Впрочем, и тогда так думали не все. Дымов был писателем не только широко известным, но и очень популярным: мастер преимущественно «малых форм» (хотя были у него и романы), он печатался в ведущих иронических журналах, включая знаменитый «Сатирикон», его книги публиковались от Петербурга до Берлина. И, между прочим, большинство современников не считали Дымова таким уж благодушным примиренцем: наоборот, он пользовался репутацией писателя остро ироничного и даже язвительного. Другое дело, что его ирония действительно не связана с разоблачительным пафосом. Скорее за ней стоит мудрая грусть, предчувствие совсем не веселого будущего…

О будущем Дымов писал регулярно, особенно в годы своего творческого расцвета (1905—1913). Тогда его рассказы воспринимались как грозное предостережение (большая редкость: в грядущее по большей части смотрели с оптимизмом!), сейчас они скорее уж видятся вариантами «альтернативной истории», хрониками несбывшегося  — может быть, даже и не такого уж и грозного, по нашим-то меркам. Да и сам писатель, доживший в эмиграции до
1959 г., успел увидеть «альтернативность» многих своих прогнозов, оценить их «благодушность». Во всяком случае  — по меркам реально произошедшего…




В 1921 году в окружном суде приступлено было к слушанию знаменитого процесса, который волновал всю страну и который для краткости назывался «процесс сорока тысяч семисот одиннадцати».

Так как столь значительная цифра подсудимых не помещалась в тюрьмах, то преступников попросту сослали в село Медведь, где по прошествии некоторого времени почувствовалась теснота. Подсудимые стали обращаться с ходатайством о большом помещении, и, снисходя к их просьбам, село Медведь было переименовано в село «Большая Медведица».

Когда и после этого теснота не прекратилась, с подсудимых была взята подписка о невыезде и, кроме того, для верности, туда командировали две дивизии пехоты и отдельный корпус конных пожарных.

Начали готовиться к процессу. Так как зал окружного суда был, очевидно, недостаточен для столь крупной цифры, решено было устроить филиальные отделения, для чего были арендованы все театры, драматические и опереточные.

В середине августа начали приводить подсудимых к присяге. Приводили совершенно так, как стреляли в Манчжурии: пачками. В каждой пачке было не менее трех тысяч человек. К октябрю выяснилось, что: 1) восемнадцать тысяч приняли присягу, 2) семнадцать тысяч дали обещание, если захотят, говорить правду, 3) восемьсот торжественно поклялись говорить одну неправду, 4) остальные вообще воздержались. И с ними не знали,
как быть.

Ответить

8 + 7 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.