Архив номеров НиТ

Ответить на комментарий

ТРОЯНСКИЙ ОЛЕНЬ

Номер журнала: 

Художник Е. Щербак



Все быстрее темп танца, все резче движения. И не танец это уже — ритмичный звон бубна превращается в беспорядочную трескотню, а человек с амулетом на шее конвульсивно дергается в некоем подобии агонии. Хотя глаза его открыты, едва ли они видят что-либо вокруг. Наверное, со стороны он сейчас очень напоминает сумасшедшего.

Но никому из смертных не позволено наблюдать за Шаманом со стороны в момент общения с Великим Духом, никто из племени не посмеет назвать Не Имеющего Имени сумасшедшим.

Особенно сейчас, во времена небывалой засухи, когда воду приходится считать по глоткам, а животы сводит от голода. Без милости Великого Духа племя обречено на смерть, а кто кроме Шамана сможет узнать у него причину столь лютого гнева, кто сможет выпросить долгожданный дождь?

Прими этого оленя, о Великий Дух, и не гневайся на нас за скудость дара.

...Этим могучим животным, с таким трудом добытым вчера зоркоглазым Ярру, можно было накормить много голодных ртов. А иных ртов сейчас в племени нет, тебе ли этого не знать, Великий Дух. Молодой Вождь Нит-Таб долго не решался дать согласие на эту жертву. Я сумел его убедить, что это единственный шанс спасти племя. Возможно, ушедший две весны назад в небесные леса Гова-Леп был бы более непреклонен. Мудрый был старик... Но я знаю, что поступаю правильно.

Пусть твоя трапеза будет обильной, Великий Дух. Позволь мне надеяться, что в ней найдется место нашему скромному приношению.

...Да, у тебя отменный аппетит, Великий Дух. И ты никогда не брезговал тем, что дарили тебе люди племени, хотя небесные леса переполнены самой разнообразной дичью, а ты — величайший из охотников. Наши же охотники целыми днями бродят по окрестностям, а, возвращаясь, прячут глаза от своих женщин. Звери, те, что не полегли от жажды и изнуряющей жары, ушли далеко на поиски воды. Нашли ли они ее?

Если мы чем-то прогневали тебя, Великий Дух, укажи нам на ошибку, чтобы мы могли исправить ее. Но не карай нас сурово. Видеть, как его дети умирают от голода и жажды, — что может быть страшнее для человека? О Великий Дух, позволь пролиться дождю. Чтобы мы могли напоить своих детей и утолить собственную жажду. Чтобы звери вернулись в наши земли.

...Тебе так нравится наказывать своих людей, не правда ли, Великий Дух? Чем дальше, тем более тяжелые испытания ты насылаешь на наши головы. Может быть, в этом виноват я. Может быть, я плохой шаман. Но мне кажется...

Не Имеющий Имени оборвал эти мысли. Он был уверен в своей способности прятать их не только от людей, но не стоило заходить слишком далеко.

Шаман разжал пальцы, мертвой хваткой держащие бубен, низко склонил голову и опустился на колени. Вся его поза выражала глубочайшее смирение. Иного и быть не могло, ведь он ожидал ответа от Великого Духа. Ответа, до которого тот снисходил далеко не всегда. Но сегодня... Сегодня Шаман очень надеялся, что ответ все же последует.

Тишина. Такая зловещая, такая пугающая в густом непроглядном тумане.

Не Имеющий Имени ждал. И снова, в который уже раз за последние два дня, его тело до боли скрутила волна... даже не страха — дикого, всепоглощающего ужаса. Если его план не удастся... А даже если все будет так, как он задумал, — кто знает, к чему это приведет? Не выжил ли ты из ума, старик?

Шаман боялся не за себя. Его пребывание на земле так и так подходило к концу, все чаще он мог различить грань, за которой прервется тропа жизни старого, усталого человека. А в небесных лесах... нужен ли там Шаман?

Не Имеющий Имени не боялся за племя целиком — он все-таки не Вождь. Перед его глазами всплывали лица тех, кто был рядом. Нит-Таб — Шаман помнил его еще мальчишкой, так смешно серьезным, стесняющимся обычных детских шалостей. Уже тогда Шаман знал, что именно малыш Нит сменит Гова-Лепа, когда тот отправится к предкам.

Юный Эшше, готовый забыть это свое имя и стать новым Шаманом. Он уже знает сладковато-горький вкус грибов нисе и пробовал подниматься туда, где у людей нет тел. Хороший паренек, может быть слишком добрый для Шамана. Но он еще молод...

Вдова Хромого Седва, старая Оа. Она до сих пор время от времени бросает на Шамана быстрые взгляды. Юноша, чье имя Шаман уже не помнит, любил ее когда-то очень давно.

Что с ними со всеми будет, если ты ошибаешься, старик? Не лучше ли оставить все как есть?

Поздно об этом думать. Все сомнения остались позади. Не Имеющий Имени ждет ответа Великого Духа.

Я принимаю ваш дар.

И тут же туман перед глазами начинает рассеиваться. Или не тут же — кто может ответить? Шаман видит утоптанную землю под собой, трясущиеся от слабости и напряжения колени, безвольно повисшие руки. Чувствует тошнотворный запах сожженного оленя. Слышит тишину вокруг — совсем не такую, как там.

«Я принимаю ваш дар» — и все. Ни слова о причине столь страшного гнева, ни слова о дожде. Ответом будет сам дождь — или его отсутствие. Впрочем, Не Имеющий Имени ожидает чего-то третьего, сам точно не зная, чего именно.

Именно поэтому ночью, когда Великий Дух прячет глаза от света полной луны, сияющей на небе ярче солнца, Шаман щедро натер шкуру оленя отваром из листьев Убивающего дерева. О да, было бы слишком наивно полагать, что Великий Дух так же уязвим, как простой человек. Но Шаман не жалел отвара...

Ответить

1 + 7 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.