Архив номеров НиТ

Ответить на комментарий

Вербовщики великанов

Номер журнала: 



О так называемой «гвардии великанов» (в первоисточнике все-таки «Langer Kerle» — «длинных парней»: более обыденно, без мифологии и фантастики) хоть что-то слышал почти каждый. Но в основном это «что-то» — из разряда исторических анекдотов. Самый любимый из них — история о том, как российский император Петр I «подарил» (вариант: обменял на знаменитую «Янтарную комнату») прусскому королю целое подразделение гвардейцев великанского роста; гораздо менее известен тот факт, что речь шла не о единоразовой поставке, а о, выражаясь современным языком, ротации, солдаты должны были через определенный срок сменяться и вообще этот процесс был частью союзнических отношений — так что в данном случае налицо не акт самодержавного деспотизма, но тонкие игры большой политики. Почти столь же известна история, как в эту гвардию по пьяному делу завербовался Ломоносов — но, едва лишь только протрезвев, немедленно сумел бежать (и опять-таки гораздо менее известно, что эпопея Ломоносова — едва ли не единственный удачный побег за все время существования «великанской гвардии», то есть речь идет о тщательно спланированных действиях, а не о похмельном экспромте). И все-таки кем они были — «Langer Kerle», гвардейцы-великаны прусской гвардии 1713—1740 гг.?

Дорогое увлечение

На свою великанскую гвардию (так называемый «Потсдамский полк») Фридрих Вильгельм I, король вообще-то, мягко выражаясь, скуповатый, тратил столь же большие суммы, как иные суверены его времени расходовали на гораздо более бесполезные дела из серии «королевских увлечений». Впрочем, для него это тоже было нечто вроде увлечения, ибо при восшествии на трон он, как известно, сказал: «Ни в чем на свете не нахожу я такого плезира, как в хорошем войске». Из-за подобных пристрастий Фридрих Вильгельм и получил негласное прозвище «король-солдат», которое по тем временам звучало совсем не почетно: что-то вроде «коронованный солдафон».

Беспредельны были королевские милости к подданным, расстаравшимся доставить ему рослых солдат. Правда, не всегда эти милости принимали денежную форму. Так, к примеру, некий благородный молодой человек из графства Текленбург получил в 1716 г. за поставку трех «длинных парней» дозволение обвенчаться со своей кузиной, хотя обычно браки между родственниками король не разрешал. В том же году некий господин фон Фердер был произведен в камергеры за то, что поставил королю двух рослых солдат и дал расписку, что найдет и третьего. Бывший гофрат (придворный советник) Шунк, уличенный во взятках и бежавший за границу, вновь обрел королевское расположение, поставив в Потсдамский полк двоих рослых солдат. 5000 талеров и место в монастырском пансионе для сестры получил за великана генерал Гометтау (как видим, иногда монарху все-таки приходилось выкладывать наличные). Даже наследник престола кронпринц Фридрих* сумел прикрыться от обвинения в атеизме представленным отцу «аргументом о шести футах».

Казусы вербовки

Прусские вербовщики, не считающиеся ни с правом, ни с законом, привычные к мошенничеству и подлости, действительно сделались ужасом всей Европы. Впрочем, и самим им завидовать отнюдь не приходилось. Начальство постоянно понуждало их добывать как можно больше рослых рекрутов, не интересуясь, какими средствами это сделано. При всем этом вербовщики постоянно пребывали в опасности быть схваченными и сурово наказанными судебными властями тех стран, на чьей территории они занимались своей гнусной деятельностью. Не стоит, видимо, доказывать, что порядочных людей на такую грязную работу было не заманить.

В окрестностях Юлих-Клеве на Нижнем Рейне жил некий барон фон Хомпеш, усердно занимавшийся вербовкой для прусской армии. В одной из своих поездок он заприметил молодого, долговязого, здоровенного столяра, из которого получился бы отменный флигельман** для Потсдамской гвардии великанов.

Ответить

12 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.