Архив номеров НиТ

Ответить на комментарий

РУКОТВОРНЫЕ НЛО...Самолетная схема: послевоенные рубежи

Номер журнала: 



Борис Иванович Черановский, как авиаконструктор, начавший свой путь с работ над абсолютно круглым крылом, а в 20—30-е гг. переключившийся на «параболоиды», к 40-м гг. сделался сторонником более «стреловидных» аппаратов, в плане напоминающих скорее треугольник, чем летающую тарелку. И все-таки он далеко не полностью отказался от мысли использовать преимущества прежней концепции. Поэтому если А. С. Москалев, разработчик «Стрелы» и «Сигмы», в 1944 г. создал проект высокоскоростного истребителя РМ-1, который представлял собой удлиненно-заостренную версию «Сигмы», уже совсем утратившую признаки «тарелочности», — то Черановский в военные годы пошел по другому пути. Его проект, появившийся почти одновременно с РМ-1, представлял собой широкое и короткое «летающее крыло», рассчитанное на околозвуковые скорости. Он не был реализован, как и предложение Москалева, — но сумел заметно повлиять на конструкторскую мысль многих авиаторов. В том числе, похоже, и на «секретную часть» этой мысли...

Можно ли назвать эти непостроенные самолеты реактивными? В принципе, конечно, да: на них должны были устанавливаться жидкостно-реактивные двигатели. Другое дело, что они не обеспечили бы достаточную дальность полета. А ведь хотя Москалев и Черановский намеревались создавать не дальние бомбардировщики, но истребители-перехватчики, — им надлежало действовать в совсем иных условиях, чем тем немецким реактивным (в данном случае уместно использовать архаичный термин «ракетным») перехватчикам, которые реально успели повоевать, но от которых фактически требовалось после объявления тревоги только набрать высоту, на большой скорости атаковать идущие по достаточно предсказуемому маршруту «летающие крепости», оперативно расстрелять боезапас и зайти на посадку. Так что именно в данном случае можно понять осторожность тех, кто не рискнул дать отмашку на внедрение: сперва требовалось создать достаточно мощные турбовинтовые двигатели, без которых реактивный принцип не мог в должной мере проявить себя.

Отчасти по этой же причине не был реализован проект «Р» Бартини, разработанный еще в 1942 г. Впрочем, Роберто (или, как его называли в СССР, Роберт Людвигович) Бартини на своем «летающем крыле» малого удлинения предполагал использовать не турбовинтовые, а... прямоточные реактивные двигатели, для чего внешней поверхности крыла планировалось придать крайне необычные очертания. Конструктор специально подчеркивал: этот подход, помимо прочего, должен увеличить подъемную силу и уменьшить лобовое сопротивление, потому что «Р» как бы трансформировал перед собой воздушный поток.

Ответить

9 + 0 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.