Архив номеров НиТ

Ответить на комментарий

Зимний поход на Москву

Рубрика журнала:

Номер журнала НиТ: 

Немецкие солдаты на привале во время битвы за
Москву



У немецких генералов принято списывать свои неудачи либо на «объективные причины» (чаще всего это были «погодные трудности»), либо на «безумные» решения Гитлера. Странно, что никто не догадался объявить таким безумием «зимний поход на Москву».

До 1941 года вести военные действия на просторах Русской равнины отваживались лишь сами русские, кочевники-татары и запорожские казаки. Именно запорожские, а не «украинские» — только у запорожцев были специальные команды «характерныков», обученные и экипированные для зимней войны.
Европейские армии предпочитали не вести наступательных боевых действий на просторах Восточно-Европейской равнины. Отсиживались на укрепленных позициях. Так было с поляками в московском Кремле зимой 1611-1612 годов, со шведами в 1707 году в Могилеве и зимой 1708-09 годов — на Лубненщине. Даже такой северный народ, как финны, не предпринимали никаких активных боевых действий зимой.

Впрочем, был до 41-го один пример «активного» поведения европейской армии в России. Великая армия Наполеона бежала от русских холодов, бросая по пути все, что только можно было бросить: обозы и орудия, раненых и обессилевших…
Это совсем не та активность, которую немцы проявили в 41-м. В чем же была причина того, что армия, не готовая к действиям в зимних условиях, двинулась не «путем Наполеона», а вперед?

Для выяснения причин этого придется обратиться к истории Гражданской войны в России, а именно — к тактике командующего Добровольческой армией генерала Май-Маевского.

Он первым осознал бессмысленность фронтального наступления белых войск на более многочисленные красные части. Генерал выбирал участок с наименее стойкими красными войсками (в народе такие части именовались «разбегайскими полками») и проламывал их комплексным ударом элитной пехоты и бронесил (броневиков, бронепоездов, на заключительном этапе наступления — танков) при поддержке артиллерии, по возможности — авиации. В прорыв устремлялась конница, его развивали бронепоезда.
Так продолжалось до тех пор, пока у красных не нашелся человек, выработавший тактику, позволяющую противостоять ударным группам Май-Маевского — будущий маршал Егоров.

Вперед — до непосредственного контакта с противником — выдвигались наименее стойкие и хуже других обученные войска — те самые «разбегайские полки». За ними — уступами вправо и влево — ставились части, в стойкости которых Егоров был уверен. Третью линию обороны составлял ударный резерв. Как правило — спешенная кавалерия.

Ударный кулак Май-Маевского легко сметал первую линию обороны красных. Но в тот момент, когда элита белой армии собиралась торжествовать победу — натыкалась на второй рубеж обороны. А затем на истощенных его штурмом белых обрушивался ударный резерв Егорова.

Перейти к полному тексту статьи

Ответить

5 + 3 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.