Архив номеров НиТ

Ответить на комментарий

Миф о русской монархической традиции

Рубрика журнала:

Номер журнала НиТ: 

С.В. Иванов. «Земский собор». Первые сведения о Земских соборах связаны с деятельностью Ивана Грозного, на этих мероприятиях решались важные государственные вопросы. В последующее Смутное время Земские соборы утверждали царей



Русскую самодержавную монархию принято считать глубоко традиционным институтом, освященным веками и пустившим цепкие корни в национальном характере. Правда, широко известен остроумный афоризм госпожи де Сталь, как-то заметившей, что русская форма правления есть «самовластье, ограниченное удавкою», или, в другом переводе, «самодержавие, ограниченное цареубийством». Но обычно этой сентенции не придают того значения, которого она заслуживает. Берусь утверждать, что классическая абсолютная монархия на русской почве — цветок довольно экзотический, невесть как сюда занесенный, а строем, действительно отвечающим национальным традициям, является аристократическая республика, правда, принимающая очень своеобразные формы. Глава государства, хоть и с большими полномочиями, чаще всего, по сути, был выборным.

МОНАРХИЧЕСКАЯ ИДЕЯ

Для начала выясним, что, собственно, представляет собой классическая монархия в ее окончательно сформировавшемся виде. Очевидно — это государственное устройство, при котором верховная власть строго наследуется в пределах определенной семьи, по четко прописанным правилам. Трон переходит от отца к старшему сыну, причем наличие или отсутствие сына не есть личное дело королевской четы, а вопрос первостепенной государственной важности. Пока наследник не появится, подданные волнуются и предъявляют претензии королеве, иногда в достаточно грубой и бесцеремонной форме. Лишь в случае отсутствия у королевской четы сына возможны какие-то разночтения, опять-таки, в рамках четко установленных правил. Так после смерти бездетного Ричарда Львиное Сердце было неясно, должен ли ему наследовать младший брат Джон или племянник от покойного старшего брата Артур Бретонский. Вопрос о наследовании короны по женской линии решался в разных странах по-разному. Возможность посадить на трон в обход живого сына или младшего брата королевских дядьев, зятьев или сватьев, отличающихся замечательными личными качествами, принято считать признаком того, что институт монархии еще находится в стадии формирования. В Западной Европе такое случалось в эпоху варварских королевств и перестало практиковаться уже в зрелом средневековье.

Конечно, и при классической монархии случалось, что какая-либо клика пыталась протащить на трон удобную ей фигуру в обход законного наследника. Но если хотели, чтобы претендент выглядел серьезно, то его права обосновывали в соответствии с установленными правилами. Так придворные, не желавшие признать законным французским королем Карла VII, объявили его бастардом и утверждали, что теперь престол должен перейти по женской линии. Если бы они честно признались, что данный король им не подходит в силу своих личных качеств или политических взглядов, их бы не поняли. Личные качества монарха не имеют ничего общего с его правом. Даже в случае полной недееспособности, например, душевной болезни, король остается королем, чему имеется два прецедента — Карл VI Французский и Георг III Английский. За них правили регенты, но корону они сохранили. А устранение от власти душевнобольного Генриха VI Английского обосновывалось не его душевной болезнью, а тем, что он — потомок узурпатора. В принципе возможно добровольное отречение короля или наследника, но на это идут неохотно. Подобная практика подрывает монархические устои. Протокол на этот случай прописан весьма строго.

В случае угасания династии, как это было в Англии в XII и в XV, XVI, XIX, а во Франции в XIV и XVI веках, подыскиваются дальние родственники, происходящие от того же царственного предка. При этом большое значение придается обоснованию их врожденного права на первенство. Тут, безусловно, открывается известный простор для передергиваний, именно на такие периоды и приходится большая часть западноевропейских междоусобиц. И все же о династическом обосновании права на престол никогда не забывают. Совершенные узурпаторы встречаются крайне редко — и с полным правом могут считаться исключением, которое лишь подчеркивает правило.
Описанное положение вещей обеспечивает фигуре монарха определенную независимость от различных группировок и облегчает ему роль верховного арбитра нации и своего рода «отца семейства для всех детей империи», что и является основой монархической идеи. Теперь посмотрим, как обстояли дела с престолонаследием в России.

Перейти к полному тексту статьи

Ответить

4 + 16 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.