Архив номеров НиТ

Ответить на комментарий

Русский флот. Трудный путь в океан. Часть 1

Рубрика журнала:

Номер журнала НиТ: 

Эскадра адмирала Лесовского в Нью-Йорке

Ионическое море, 15 февраля 2006 года: эсминец ВМС Великобритании «Ноттингем» и крейсер ВМФ РФ «Москва» во время учебных мероприятий в рамках подготовки военнослужащих ВМФ РФ к участию в операции «Эктив Индевор»

В начале этого года отряд кораблей Тихоокеанского флота в составе БПК «Маршал Шапошников», танкера «Иркут» и спасательного буксира «Алатау» проводил патрулирование в районе Африканского рога.
25 марта 2013 г. отряд пришел в Малайзию, где принял участие в международной выставке вооружения и военной техники «ЛИМА-2013»



«Судостроение не может приостанавливаться
без самых вредных для государства последствий»
Император Николай II

Одной из актуальнейших проблем, требующих немедленного решения в интересах настоящего и будущего благополучия и безопасности России, является защита и реализация ее национальных и государственных интересов в Мировом океане. Эти задачи возлагаются на Военно-Морской Флот, обладающий практически всеми существующими средствами вооруженной борьбы и способный решать их в любых географических районах и погодных условиях.

Русский флот, пожалуй, никогда не был самым многочисленным в мировом океане. Были в его истории и взлеты и падения. Были Гангут, Чесма, Калиакрия и Синоп. Но за рядом блистательных побед обычно следовали периоды забвения, небрежения власти к флотским проблемам и упадка. Беспрецедентное самозатопление у Севастополя, позор и горечь Цусимы, почти полное уничтожение после революции и гражданской войны — все это тоже Русский флот…

Но в самые тяжелые, беспросветные времена, у кормила Государства находились мудрые люди, понимавшие, что флот — это острейший инструмент проведения в жизнь политических устремлений России, при помощи которого можно вершить мировую политику. Ведь наша планета на две трети покрыта водой, следовательно, моря и океаны есть великолепные плацдармы для развертывания мощнейших сил, зачастую неуязвимых и невидимых до наступления заветного часа, в мирное время — это коммуникации, ну а теперь еще и колоссальный источник энергоресурсов!

Может, и не был никогда наш флот самым сильным. Судить сложно, ведь все зависит от того, как эту самую силу измерять. Во всяком случае, одним своим присутствием в нужном месте и в нужное время Русский флот мог не только отстоять интересы Родины, но и повлиять на судьбы других народов.
В январе 1863 года на территории Царства Польского, Литвы, частично Белоруссии и Правобережной Украины началось восстание, которое было активно поддержано Великобританией и Францией, стремившихся, говоря современным языком, на волне борьбы за права человека ослабить Российскую Империю и заставить ее признать независимость Царства Польского.
Россия сделала ответный ход. Принимая во внимание тот факт, что Великобритания в то же время вела активную политику по отношению к Америке, в которой шла гражданская война Севера против Юга, оказывая поддержку конфедератам, Петербург, в свою очередь, выказал свою готовность «поддержать демократические Соединенные Штаты Севера в их борьбе с рабовладельческими южными штатами».

Но готовность была выказана не просто на словах или в нотах протеста. Русская дипломатия превосходно понимала, что с мировыми гегемонами, каковым тогда являлась Великобритания, можно и должно разговаривать лишь тогда, когда за твоей спиной тускло поблескивают стволы орудий. А посему 25 июня 1863 года император Александр II подписал высочайший рескрипт о посылке в Атлантический и Тихий океаны крейсерских эскадр для действий на торговых путях Великобритании в случае начала боевых действий.
В Тихоокеанскую эскадру под командованием контр-адмирала Попова вошли корветы «Богатырь», «Калевала», «Рында» и «Новик» и клиперы «Абрек» и «Гайдамак», пункт базирования эскадры — Сан-Франциско.

Атлантическая эскадра с базированием на Нью-Йорк под командованием контр-адмирала Лесовского состояла из фрегатов «Александр Невский», «Ослябя» и «Пересвет», корветов «Варяг» и «Витязь» и клипера «Алмаз».
План кампании был прост — избегая боестолкновения с эскадрами противника парализовать его торговлю. Весь Атлантический океан разделили на районы, в каждом из которых должен был действовать один русский крейсер, «имея только одного союзника — беспредельность океана, плавая по которому не оставляешь за собой следа». Инструкция предписывала двигаться в Нью-Йорк скрытно, узнавая о положении международных дел от встречных судов. Если бы война была объявлена, кораблям следовало идти в назначенный для крейсерства район океана.
Появление русской эскадры в Нью-Йорке произвело должное впечатление на деловые круги Англии. Британцы прекрасно усвоили урок крейсерской войны, который был продемонстрирован «Алабамой» — крейсером южан, который нанес огромный урон торговле северных штатов. Для уничтожения только его одного понадобилось огромное количество сил и времени. Двенадцать (!) русских крейсеров могли полностью парализовать британскую торговлю. Потенциальная угроза практически незащищенному в сложившейся ситуации оживленному торговому судоходству подействовала, мягко говоря, отрезвляюще.

Как верно чуть позже заметит Карл Маркс в своем «Капитале», «... нет такого преступления, на которое не пойдет капиталист за 300 процентов прибыли». И обеспокоившись о своих доходах и наплевав на интересы и процветание Великобритании, коммерческие и промышленные корпорации стали слать в адрес британского правительства петиции о том, что честь Англии ничем не затронута и ей нет смысла вмешиваться во внутренние дела России.
В результате английское правительство приняло решение уклониться от помощи полякам, а заодно и от поддержки Франции в этом деле. Австрия, которая также попыталась было вступить в антирусский союз, тоже изменила свою позицию и даже в дальнейшем оказала некоторое содействие России в подавлении мятежа. После этого и Франция, оставшись в изоляции, была вынуждена отказаться от выступления против России.

Вот так, изящно, без единого выстрела, одним лишь присутствием Флота в нужном месте в нужное время Россия отстояла свою территориальную целостность и практически поставила на колени Великобританию — мощнейшую колониальную империю, обладавшую самым сильным военным флотом. А заодно и Францию с Австрией. И это, заметьте, всего через семь лет после окончания неудачной для нас Крымской войны!

Это не единственный пример, когда порой лишь угроза применения силы созданной группировки флота становилась решающим фактором, обуславливающим достижение Россией политических целей. Ведь флот менее чем любой другой вид вооруженных сил связан с территориями других стран, с их региональными и внутренними проблемами. Он обладает способностью проводить демонстрацию силы и реальные действия, направленные на достижение той или иной цели в регионе. Неслучайно в период развития переговорного процесса по сокращению и ограничению вооружений между США и СССР, НАТО и организацией Варшавского договора западные страны (прежде всего, США) самым решительным образом отказывались рассматривать проблему сокращения ВМС.

Но все это — в прошлом, а сегодня… Сегодня приходится констатировать факт, что на данном историческом этапе наши заклятые друзья реализовали свою «голубую мечту». Россия лишена океанского флота, а зона приложения ее сил ограничена постоянно сужающейся под натиском сил НАТО частью евразийского континента.
Понятно, что процесс этот произошел не одномоментно. К началу т.н. «перестройки», ставшей предтечей развала СССР, Советский военно-морской флот осуществлял операции и демонстрацию флага во всех уголках мирового океана. Его торговый и промысловый флот являлись важными звеньями в выполнении экономических планов страны, научные суда вели важнейшие исследования, как для науки, так и в интересах военно-морского флота. При этом советская судостроительная промышленность не на словах, а на деле вышла на мировой уровень, поскольку уже была способна порождать таких левиафанов, как атомный авианосец «Ульяновск» или ТАРКР «Киров».

Но «кому-то» Русский флот, который в одиночку противостоял в океане всем флотам стран НАТО, был серьезной помехой. И вновь был поднят тезис о том, что флот — это попросту дорогостоящая игрушка амбициозных адмиралов, а Россия — страна сухопутная, континентальная. Плюс к этому началось всемирное братание с бывшими врагами, ставшее лишним аргументом в пользу того, что войны больше никогда не будет, а значит, пора начинать «гонку разоружений». И понеслось…

Девиз «Россия — сухопутная держава!», играющий исключительно на руку нашим недругам, был провозглашен еще тогда, когда молодой царь Петр Алексеевич понял, что без флота Россия никогда не будет достойно представлена в мировой политике. И объяснил боярской думе это простыми и ясными словами: «Тот государь, который лишь армию имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет — две руки имеет». Петр сам лихо ковал якоря на верфях, стриг боярам бороды, а если надо, рубил и головы. А потому, совсем недолго поколебавшись, дума приняла указ «Морским судам быть»… Существовал этот указ в виде реального документа или не было его вовсе — по прошествии веков сказать трудно, мнения есть на этот счет разные, но флот Петр построил.

Сейчас принято периодически поругивать царя Петра. Мол, корабли у него строились неграмотными мастеровыми и из сырого леса, а потому колоссальные средства, ресурсы и силы, вложенные в молодой русский флот, были выброшены на ветер, поскольку корабли оказались пригодны лишь на одну кампанию, после которой немедленно сгнили.
Что касается спешки при строительстве — видимо, не принимается во внимание тот факт, что для того, чтобы завоевать выход в Балтику, в условиях войны с сильнейшей державой того времени — Швецией, флот Петру был необходим НЕМЕДЛЕННО!!! И задача эта была выполнена блестяще! Русская армия на суше и русский флот в морских баталиях добыли для Империи победу в кровопролитной Северной войне, важнейшим итогом которой стал выход России к морю, что делало ее поистине мировой державой.

А может, и в самом деле военно-морской флот России не нужен? Земли у нас и так много, нефти в ней достаточно, врагов у России нет, скоро в НАТО вступим. Так, правда, можно договориться и до того, что и сухопутная армия нам не нужна — если что, все супостаты на российских дорогах увязнут, а мы сами за Уралом отсидимся. Попытаемся мы отсидеться за ним и в том случае (правда, с другой стороны), если Россия как член НАТО любезно предоставит свою территорию для войны с Китаем и сама же в ней и погибнет. Флот в этом случае нам уж точно не понадобится!

Но если говорить серьезно, по всей видимости, генералы с «континентальным мышлением» никак не желают (а может и желают, да не велено?) осознать угрозу ударов крылатых ракет морского базирования и штурмовой авиации с морских направлений, угрозу постоянно развернутых в море на боевом патрулировании ПЛАРБ с сотнями ядерных боеголовок МБР на борту и в случае войны рассчитывают отражать эти возможные удары над своей территорией, над городами и промышленными объектами России, как это делалось во Вьетнаме, Ираке, Югославии, Афганистане, Ливии…

В течение 65 лет, прошедших после окончания Второй мировой войны, во всех конфликтах с участием США и стран НАТО боевые действия велись в основном с морских направлений. Сценарий отработанный. Сначала наносится ракетный удар с кораблей и удар штурмовой авианосной авиации. Палубные самолеты осуществляют и истребительное прикрытие сил флота. Затем в дело вступает морская (опять же!) пехота, а затем уж армейские части (или марионеточные) производят зачистку.

Понятно, что логичнее сбивать ракеты и самолеты еще над морем, а также уничтожать их носители — корабли. А ведь флот нужен не только для войны! Он нужен в первую очередь именно для того, чтобы предотвратить вероятную войну! Это мощнейший сдерживающий фактор, демонстратор силы и мощи государства, его научного, технического экономического потенциала.
Не принимая непосредственного участия в локальных войнах и вооруженных конфликтах, оперативные группировки ВМФ СССР до начала 90-х годов прошлого века решали следующие важнейшие задачи внешней политики СССР в Мировом океане:

— Демонстрация силы в противовес военно-морским группировкам США (НАТО). Присутствие русских кораблей свидетельствовало не только о наличии наших интересов в регионе, но и о готовности оказания помощи одной из противоборствующих сторон конфликта.

— Поддержка стабильности в зонах возможных или уже произошедших конфликтов, которая отвечала бы интересам СССР.
— Ведение постоянного наблюдения за кораблями вероятного противника, а также за морской активностью противоборствующих сторон в локальной войне или вооруженном конфликте.
— Обеспечение защиты районов собственных рыбных промыслов и охрана коммуникаций торгового судоходства.

Но прибрежный (или как ныне модно говорить — литоральный) флот, в который по сути своей превращен ВМФ России, на решение таких глобальных задач не способен в принципе. Одними корветами и фрегатами не выполнить глобальных задач на уровне геополитики. Необходимы крупные многоцелевые корабли, которые в перспективе должны вытеснить ряд классов кораблей и стать (наподобие основных боевых танков в сухопутных войсках) «основными боевыми кораблями» (ОБК), подводные лодки (и не только «стратеги», но и дизельные), мощная морская авиация берегового базирования!

А если Россия действительно, а не на словах, желает вновь стать великой морской державой — русскому флоту как воздух необходимы авианосцы. Ведь главная ценность и значение авианосца заключается даже не столько в потенциале истребительного прикрытия сил флота, сколько в реакции на угрозу и возможности своевременно отвечать на нее необходимым нарядом сил. Именно исходя из этого критерия, авианосцу не существует сколько-нибудь адекватной замены с точки зрения военной экономики. Даже при действиях «под берегом» стоимость дежурства в воздухе необходимого наряда сил была нереальной даже для ВМФ СССР во времена его щедрого финансирования. Дежурство на земле решением не является, поскольку истребители не успевают отреагировать на угрозу. Именно на основе этого критерия англичанами после Фолклендского конфликта был сделан вывод: «ЛЮБОЙ ФЛОТ, ОПЕРАТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОТОРОГО ВЫХОДЯТ ЗА ПРЕДЕЛЫ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ВОД, ДОЛЖЕН ИМЕТЬ В СВОЕМ СОСТАВЕ АВИАНОСЦЫ».

На первый взгляд, «партия и правительство» прилагают все силы для строительства нашего мощного океанского флота.
В начале 2011 года первый заместитель министра обороны по вооружению Владимир Поповкин заявил, что в рамках госпрограммы вооружений на 2011-2020 годы будет осуществляться закупка кораблей, которая будет включать в себя 20 подводных лодок, 35 корветов и 15 фрегатов и еще некие 30 единиц, всего — 100! Сто боевых кораблей за 10 лет!
Через два года, в начале 2013 г. новый министр обороны Сергей Кужугетович Шойгу озвучил новую цифру — 78 кораблей до конца 2020 года, а именно: 8 ракетных подводных крейсеров, 16 многоцелевых подводных лодок и 54 надводных боевых корабля различного класса.

Конечно, очень хочется верить, что планов громадье сбудется, хотя бы наполовину. Нельзя не признать, что на стапелях стоят сейчас новые корабли — два типа фрегатов, корветы, строятся подводные лодки.
Но, как ни крути, а с авианосцами, ОБК, большими противолодочными кораблями (старики проекта 1155 свое уже практически отходили) к 2020 году не успеем!!! Только на согласование ТЗ, НИРы и ОКРы, этапы проектирования уйдет не один год и не пять лет! А потом — строительство, возможность которого становится все более и более мифической по причине отсутствия на заводах квалифицированных кадров (система-то профильных ПТУ тоже уничтожалась, надо полагать, не случайно), да и самих крупных заводов — авианосцы мы строили в ныне недоступном Николаеве…

Тем не менее, Министр обороны также назвал выполнимыми планы по созданию и обеспечению функционирования оперативного соединения Военно-морского флота в Средиземном море на постоянной основе.

Ранее бывший начальник Главного штаба ВМФ адмирал Виктор Кравченко, правда, заявил, что у России пока нет возможностей для создания постоянной группировки в Средиземном море. По его мнению, ВМФ не хватает боеспособных кораблей и надежного пункта материально-технического обеспечения. Он утверждал, что сейчас Северный, Балтийский и Черноморский флота способны выделить для постоянного присутствия в Средиземном море не более двух боеспособных кораблей.
Между тем сегодня Шойгу подчеркнул, что проведенные в январе этого года учения в акваториях Черного и Средиземного морей показали готовность межфлотской группировки выполнять поставленные задачи в дальней морской зоне.

Да. Русский флот готов. Не в его традиции спускать флаг. Последние солдаты Империи готовы выполнить свой долг и, если понадобится, с честью погибнуть даже с теми минимальными силами и средствами, которые у них сегодня есть в наличии. На кораблях, которые уже сегодня выработали все мыслимые ресурсы и продолжают ходить в океан без серьезного ремонта и модернизации. Но ведь когда-то и эти корабли пойдут на слом!

Видимо, забывают наши полководцы, что действовавшая с 1967 по 1992 годы в Средиземном море 5-я Средиземноморская эскадра кораблей ВМФ насчитывала от 30 до 50 кораблей и судов. Она была создана для решения боевых задач на Средиземноморском театре военных действий в период холодной войны, в первую очередь против 6-го флота ВМС США. Но и эта армада обладала ограниченной боевой устойчивостью вследствие наличия в регионе большого количества береговых авиабаз стран НАТО.
А какой наряд сил мы можем выделить сегодня? По состоянию на 2013 год в составе ВСЕХ флотов имеется два с половиной десятка кораблей класса ЭМ и крупнее. Срок их службы подходит к концу. Новые корабли океанской зоны не закладываются — вот и считайте сами.

Судя по заявлениям с высоких трибун, готово руководство флота создавать группировки и в Индийском, и в Тихом океане. Правда, опять непонятно — какими силами и средствами. Кораблей так мало, что мы сможем лишь обозначить свое присутствие в регионе. О решении какой-либо конкретной задачи не может быть и речи. Кроме того, при отсутствии полноценных авианосцев в условиях работы вражеской базовой авиации боевая устойчивость такой группировки будет вообще близка к нулю.
Ну, хорошо. Пусть хотя бы обозначим свое присутствие. Напомним супостатам, что мы еще живы, что имеем амбиции и не намерены сдаваться, и будем при этом верить, что вот-вот и со стапелей заводов сойдут грозные миноносцы, крейсеры, противолодочные корабли, которые, взрезая форштевнями океанскую волну, пойдут сменять на боевом посту уже практически отживших свой век ветеранов. И искренне хочется верить, что не получится как в песне Гребенщикова — «Жаль, подмога не пришла, подкрепленье не прислали…», но пока что с флотом творятся совсем уж интересные и одновременно страшные вещи.

Ответить

10 + 1 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.