Архив номеров НиТ

Ответить на комментарий

Русский флот. Трудный путь в океан. Часть 2

Рубрика журнала:

Номер журнала НиТ: 

БДК нового проекта 11711 «Иван Грен» достраивается на плаву

БДК пр.1174 «Иван Рогов»

БДК пр. 1171 «Николай Фильченков». Фото В. Костриченко



Много шума наделало приобретение УДК типа «Мистраль». Следует отметить, что их покупка при невосполнении плавсостава ВМФ кораблями основных классов говорит либо о вопиющем непонимании роли и места флота в проведении внешнеполитических планов России, либо о том, что в эту покупку замешан «гранд политик», направленный, естественно, на наше общее благо. И если нам об истинных планах первых лиц Государства, что называется, «не договаривают», то совершенно непонятно, зачем при этом электорату представляют абсолютно нелепые объяснения об истинных причинах данной сделки, выставляя на посмешище далеко не последних лиц страны.

То говорили о волшебных нанотехнологиях, которые добрые французы нам передадут вместе с кораблем, то ссылались на неспособность нашей промышленности создавать такие примитивные, в сущности, накатные паромы, то рассказывали совсем уж интересные в стратегическом разрезе варианты боевого применения этих кораблей — от использования в качестве корабля управления до защиты арктического шельфа, а также транспортировки войск в Калининградский анклав и отстаивания наших интересов на Дальнем Востоке… Похоже, континентально-мыслящие генералы были настолько «далеки от народа», сиречь от флота, что абсолютно не могли понять особенностей боевого применения как отдельных кораблей, так и военно-морских группировок в целом.

В итоге, несмотря на все мантры про инновации, технологии и прорывы, сегодня стало окончательно ясно, что фарс с «Мистралями» был не более чем плата за сдержанную позицию Франции при решении ряда проблемных общеевропейских вопросов. И Бог бы с ним, как говорится, но как бы не оказалось, что в случае реальной войны платой за этот распил бабла станут души русских моряков, вовремя не получивших новые боевые корабли, так необходимые сегодня нашему флоту.
А ведь этот театр абсурда с десантными силами русского флота имеет свое продолжение! В сентябре 2012 года Минобороны России приняло решение провести очередной аукцион. Лот — самый крупный на сегодняшний день десантный корабль ВМФ России, последний БДК проекта 1174 (шифр «Носорог»).

— Минобороны России приняло решение списать и пустить на лом БДК «Митрофан Москаленко» прежде всего из экономических соображений. Его ремонт обошелся бы в сумму, на которую можно построить как минимум два малых артиллерийских корабля. А со стратегической точки зрения его востребованность неочевидна — Россия пока не собирается никуда высаживать морской десант (//topwar.ru/27108-mistral-i-nosorog-vybor-ocheviden.html, //izvestia.ru/news/534803.)

Рыночная стоимость уникального боевого корабля, на порядок по своим возможностям превосходящего «Мистраль» (а вошел в состав флота «Москаленко» кстати в 1990 году, с 2002 года в резерве) была оценена примерно 2,5 млн. долларов — по цене металлолома.
В то же время эксперт по военно-морской технике, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов отметил, что десантный флот ВМФ скоро начнет стремительно уменьшаться, поскольку его основу составляют старые корабли советских времен: прежде всего 15 кораблей польской постройки проекта 775 (введены в состав флота с 1976 по 1991 год), а также четыре БДК проекта 1171 (прибалтийский судостроительный завод «Янтарь»), вошедшие в состав ВМФ СССР в конце 1960-х и в 1970-х годах. Ресурс кораблей фактически исчерпан, их придется списать в ближайшие 10 лет.

Такими темпами к 2020 году — к тому самому, который вроде как должен стать годом небывалого взлета мощи русского флота — в российском ВМФ может остаться только четыре крупных десантных корабля — два французских «Мистраля» и два российских БДК нового проекта 11711 «Иван Грен», первый из которых должен быть передан ВМФ в 2013 году, а вопрос о постройке второго еще окончательно не решен. Сможет ли наш флот такими силами проводить масштабные десантные операции?

Кстати, коль уж сокращаем до невозможного минимума количество десантных кораблей, может и морскую пехоту ликвидировать как род войск?
Вот иначе как ПРЕДАТЕЛЬСТВО И ИЗМЕНА такое назвать нельзя. Именно так — ИЗМЕНА И ПРЕДАТЕЛЬСТВО ИНТЕРЕСОВ РОДИНЫ. Конечно, ни нынешний верховный главнокомандующий, ни предыдущий в этом не виноваты. Ведь нынешний лишь недавно занял эту должность, а предыдущий слыхом не слыхивал о том, что делал его министр обороны. Да и прокуратура не нашла ничего преступного в деяниях господина Сердюкова, да и вообще у нас не 37-й год, чтобы живого человека в тюрьму сажать.

Да… Грустно… Видимо, откровением для наших стратегов является и тот факт, что в наше время основным полем битвы за углеводороды вскоре может стать Арктика. Та самая Арктика, которую до недавнего времени мы считали практически безраздельно своей. Еще бы! Самый мощный ледокольный флот в мире, полярная авиация, десятки научно-исследовательских (только ли?) станций на Северном полюсе.

Не так давно специалисты определили, что под арктическими льдами сосредоточено до трети мировых запасов газа, 29 миллиардов баррелей нефти и порядка 5 миллиардов газоконденсата. К тому же ускорившееся таяние льдов неизбежно облегчит навигацию по некогда русскому Северному морскому пути (правда, придется потом восстанавливать и обустраивать его инфраструктуру, но овчинка стоит выделки), который на 40 процентов сократит время доставки грузов из Европы в Азию и обратно. Естественно, хорошо бы определить, кому в будущем распоряжаться этими гигантскими ресурсами.

Вместе с тем очевидно, что данный регион — поле битвы не только за рыбные ресурсы, нефть и транспортные пути. Северный полюс представляет собой глобальный стратегический интерес как для России, так и для стран НАТО, поскольку через него пролегает кратчайший путь от России до США (и обратно). А значит, баллистические ракеты, идущие по этому пути, будут иметь наименьшее время подлета до цели, а соответственно, и наименьший промежуток времени для ответного реагирования. Идеален маршрут и для стратегических бомбардировщиков (по той же причине). Кроме того, покров льда позволяет подводным лодкам незаметно подойти к берегу вероятного противника. В последнее же время, в связи с глобальным таянием льдов — они становятся тоньше и площадь ледяного покрова постоянно уменьшается — Арктика становится все более пригодна для действий надводных флотов противоборствующих сил. А их в конце концов останется две — Россия и единый фронт государств НАТО…

Можно бесконечно долго говорить о наращивании военных сил в Арктике странами региона. Не будем специально останавливаться на этом — отошлем читателя к просторам интернета, там предостаточно информации на эту тему. Констатируем факт — Арктика привлекает сегодня внимание очень большого количества стран.
Осознавая значение Арктики, Россия еще в самом начале XXI века решила на межгосударственном уровне оформить свои права на морское дно в северных широтах, объявив о претензиях на 18 процентов территории Арктики с протяженностью границы в 20 тысяч километров. В 2001 году в ООН Москвой была подана заявка на подводный хребет Ломоносова. Из Вашингтона сразу потребовали убедительных геологических доказательств с морского дна. Тогда в 2007 году нашими учеными были проведены дополнительные исследования шельфа с помощью глубоководных батискафов. И на всякий случай с них же водружен в глубинах титановый российский триколор. Это немедленно вызвало резкую негативную реакцию Запада, и тогда дело о «Русском шельфе» было передано в ООН…

Сегодня Россия так же изящно, как двести лет назад она поставила на место Великобританию, могла бы оспорить свое право на арктический шельф… Могла бы, если бы было ЧЕМ его оспаривать. Если бы в регионе присутствовали русские корабли, подводные лодки и авиация. Если бы Россия доказывала свое право не расстановкой флажков на дне, а расстановкой буровых платформ под охраной боевых ледоколов. Еще в 80-х годах прошлого века самый северный в мире аэродром для боевой авиации был нашим — Грем-Бел на архипелаге Земля Франца-Иосифа. Обеспечение подледного плавания атомных подводных ракетоносцев на десятилетия было основной задачей Северного флота. А разбросанные от Чукотки до Кольского полуострова зенитно-ракетные дивизионы Архангельской армии ПВО делали неприступным для противника воздушное пространство советской Арктики.
Но… момент битвы «заклятыми друзьями» подобран абсолютно верно. Наш флот вытеснен из региона. Русских боевых ледоколов в Арктике попросту нет. От боевых возможностей русской армии в регионе практически ничего не осталось. Существуют опасения, что даже в случае «рассаживания» за столы переговоров при дележе ресурсов севера Россию попросту не примут во внимание. Что называется, «вас здесь не стояло»! И точка.

И ответить нам будет нечем. И все это есть результат того континентального мышления, который постоянно, из века в век, пытаются привить русской нации.
Некоторые эксперты сегодня всерьез заявляют, что России сегодня не нужно вкладывать миллиарды в Арктику, ведь у нее есть еще такие глобально неосвоенные регионы, как Восточная Сибирь и Дальний Восток. Но сейчас очень важно «застолбить» место на шельфе. Это нужно сделать обязательно. Для будущих поколений. На шельф надо идти, поскольку запасы на земле истощаются огромными темпами. Будущее нации не в последнюю очередь будет зависеть от того, что мы будем добывать в океане.
А может, все намного проще? И нас попросту потихоньку «сдают»? И при этом еще и происходит постепенное «ползучее» перевооружение армии на иностранные образцы техники в свете грядущего вступления России в НАТО? Понятно, что для такого сценария развал отечественного ОПК — необходимое и достаточное условие. Как следствие, за ненадобностью вскоре будут ликвидированы отечественные НИИ, заводы, конструкторские бюро. Неужели не понятно, что, закупая абсолютное большинство товаров за рубежом, мы обрекаем на уничтожение собственные технологии и предприятия по производству аналогичных изделий?

Политически — это подрыв авторитета страны; экономически — удар по оборонной промышленности; кадровый аспект — утрата трудовых профессиональных военно-промышленных ресурсов; в социальном отношении — дрова в костер социального недовольства; в психологическом отношении — вряд ли можно побеждать чужим оружием — ущерб психологической подготовке личного состава боевых частей.

Уже сегодня Китай, который не так давно считался чуть ли не отсталой страной третьего мира, во многом обеспечивает нас одеждой, обувью, овощами, фруктами и прочими изделиями, поскольку мы, видимо, разучились сажать, сеять и производить. Абсолютное большинство российских автомобилистов ездит на автомобилях иностранного и квази-иностранного производства, собранных у нас же, в России. Да что там автомобилисты-любители! Сам президент передвигается не на ЗИЛе или «Чайке», а на баварском «Мерседесе»! Теперь дело дошло до военной техники.

С таким положением дел, какое складывается с покупкой западного вооружения, мы можем скоро оказаться в положении Российской Империи накануне Первой мировой войны. Имея превосходно подготовленные инженерные кадры, высококвалифицированных рабочих, но практически не имея промышленности, Россия всю войну была вынуждена довольствоваться подачками союзников по Антанте. В итоге — катастрофа!

При правильном, истинно государственном, патриотическом подходе руководства России к осознанию места и роли флота все еще поправимо. Сегодня для отечественного флота сложилась одновременно трагическая и …благоприятная ситуация. Понятно, что через несколько лет флот останется без кораблей океанской зоны. Но, как это ни парадоксально звучит, это может дать ему шанс через пару десятков лет стать самым современным, мощным и сбалансированным флотом в мире. И не нужно грустно чесать в затылке, глядя на груды уже морально и физически устаревшего «железа», стараясь выработать для него концепцию боевого применения в случае реальной угрозы со стороны наших «заклятых друзей», а заодно решать — откуда взять денег на ремонт и достройку таких же устаревших кораблей. Напротив, следует, начав буквально «с чистого листа», приступить к созданию нового, предельно современного флота, в наибольшей степени соответствующего военным, политическим и экономическим потребностям России и реалиям XXI века.

К реализации такой глобальной программы необходимо подходить комплексно, с учетом всех направлений развития отечественной науки, техники и промышленности. Лишь тогда, при заинтересованном отношении государства, промышленности и капитала, именно авианосец станет основой модернизации ВМФ и одним из «столпов» возрождения оборонно-промышленного комплекса России.

И, наверное, это важнее, чем миллиарды, вложенные и отмытые на строительство олимпийских объектов.
Наверное, программой-максимум для развития отечественного ВМФ, для возникновения реальных предпосылок к возвращению его в Океан должно стать создание авианосных соединений. Эту программу по охвату, масштабности и последствиям можно будет сравнить с космической программой Советского Союза в 1950-60-е годы. Проектирование и строительство авианосцев, а также других кораблей, образующих гармоничное авианосное соединение, потребует задействовать всю отечественную промышленность и науку — ведь для него потребуется новая энергетика, современный авиационно-технический комплекс, новые палубные самолеты. Вслед за этим неизбежно последует модернизация, а возможно — и создание новых верфей (в том числе и на Дальнем Востоке, приобретающем все большее геополитическое значение), формирование инфраструктуры снабжения, ремонта и базирования кораблей. В этой связи не лишне напомнить, что сейчас пунктом постоянной приписки ТАВКР «Адмирал Кузнецов» является причал судоремонтного завода СРЗ-53, остальные наши авианесущие крейсера базировались прямо на рейде, вырабатывая моторесурс механизмов и вхолостую сжигая топливо.

На кораблях такого ранга должны служить профессионалы, а следовательно, нужен новый подход к обучению личного состава, как корабельного, так и летного — потребуются новые тренировочные центры подготовки летчиков и моряков. Новым кораблям понадобится и новое радиоэлектронное вооружение, новые комплексы самообороны и многое другое. А это значит, что последуют новые вложения в российскую науку и высокие технологии, что укрепит позиции России как передовой, высокоразвитой и мощной державы, способной уверенно отвечать на любые вызовы XXI века. Флот станет тем локомотивом, который поведет за собой российскую промышленность, науку, экономику!
А ведь флот — это не только крейсера, авианосцы, подводные лодки. В первую очередь это те незаметные труженики, ради которых боевые корабли и создаются, те, кого они должны защищать, поскольку именно они обеспечивают процветание государства — промысловый, торговый, научно-исследовательский, пассажирский флоты. Разговор о них — тема отдельной статьи…

Крайне важно, чтобы те, кто сегодня находится у власти, наконец поняли: ФЛОТ — ЭТО ВЛАСТЬ! И КТО ВЛАДЕЕТ ФЛОТОМ — ТОТ, В КОНЦЕ КОНЦОВ, ВЛАДЕЕТ МИРОМ!

Ответить

6 + 9 =
Solve this simple math problem and enter the result. E.g. for 1+3, enter 4.