Архив номеров НиТ

Потери генералитета при Бородино

Рубрика журнала:

Номер журнала НиТ: 

Смертельное ранение генерала Кутайсова. Худ. И. Архипов (1975)



В действительности, из-за большой скученности войск на сравнительно небольшой площади, противоборствующие армии несли громадные потери от огня противника. По данным французского историка Анри Лашука: «Обе стороны сделали во время сражения 120 000 артиллерийских выстрелов и израсходовали три миллиона ружейных патронов!». Командующий артиллерией «Великой армии» дивизионный генерал Ларибуассьер доложил после сражения императору Франции, что 7 сентября со стороны наполеоновских войск было произведено 43.538 артиллерийских и 2.144.000 ружейных выстрелов. (Для сравнения: за два дня сражения при Ваграме 5-6 июля 1809 г. французская артиллерия сделала около 80.000 выстрелов.) Количество выстрелов, произведенных русской артиллерией, колеблется по разным данным от 20 до 60.000. Ядра и пули с той и другой стороны прорезали обе армии насквозь и долетали даже до частей, находившихся в резерве. А.Н. Муравьев – адъютант генерала Барклая де Толли — отмечал: «…близость расстояния линии от линии, отчего неприятельские ядры долетали до двух гвардейских — Преображенского и Семеновского полков, стоявших в резерве и которые без выстрела с их стороны потеряли много народа». (Примечание: лейб-гвардии Преображенский полк потерял убитыми 29 человек (из них 3 офицера) и 136 ранеными (из них 7 офицеров). Лейб-гвардии Семеновский полк потерял убитыми 21 человека (2 офицера) и 106 ранеными (из них 4 офицера). Всего потери этих полков составили: 292 солдата и офицера). Справедливости ради надо заметить, что и огонь русской артиллерии тоже несколько раз удачно накрывал солдат «Молодой гвардии», находившихся в тылу. Более того, непосредственной опасности во время битвы подвергались и главнокомандующие обеих армий. Из мемуаров генерала А. Коленкура о Наполеоне следует: «Части молодой гвардии и поляки двигались уже, чтобы подойти к этим укреплениям, оставшимся в руках русских. Император, чтобы лучше рассмотреть их передвижения, отправился вперед и прошел вплоть до самой линии стрелков. Пули свистели вокруг него; свою свиту он оставил позади». Подобная опасность угрожала и главнокомандующему русской армией. Генерал А.И. Михайловский-Данилевский приводил такой пример: «Желая лично удостовериться в справедливости донесений, князь Кутузов взъехал на пригорок, осыпаемый обломками гранат, летавшими во всех направлениях. На волоске была жизнь того, на ком лежала надежда России. Тщетно уговаривали его спуститься с пригорка, и, когда никакие убеждения не действовали на Кутузова, адъютанты взяли его лошадь за узду и вывели его из-под выстрелов».

Поэтому не будет преувеличением сказать, что все действующие лица на Бородинском поле, начиная от простого барабанщика и заканчивая генералами и маршалами, являлись в большей или меньшей степени участниками этого грандиозного сражения.

Убитые 7 сентября 1812 года:
Генерал-майор А.П. Ермолов писал в своих «Записках 1798-1826»: «Генералу Кутайсову ядро попало в голову, он пропал без вести при отражении второй атаки на батарею Раевского. …На другой день офицер, принявший его упадающего с лошади уже без дыхания, доставил мне ордена и саблю, которые отправил я к родному его брату». Авраам Норов, поручик 2-й Гвардейской артиллерийской бригады, подтверждал: «В это время был убит наш гениальный артиллерийский генерал граф Кутайсов. В кровавой схватке никто не видал, как он, вероятно, был сорван ядром со своей лошади, которая прибежала с окровавленным седлом в свои ряды, и даже труп его не был найден!»

Из записок квартирмейстера 6-го пехотного корпуса прапорщика А.А. Щербинина: «Ядра сыпались на село Семеновское, деревья падали и избы разрушались как декорации театральные; воздух выл непрерывно и земля дрожала. Мы подъехали к дивизионному командиру Александру Алексеевичу Тучкову. Он тут же пал от ядра».

Перейти к полному тексту статьи