Архив номеров НиТ

На страже мира и капитализма. Американские ракеты наземного базирования. Часть 3

Рубрика журнала:

Номер журнала НиТ: 

Ракетный комплекс MGM-29 Sergeant на боевом дежурстве


Тактические и оперативно-тактические ракеты второго поколения

Во второй половине 50-х — 60-х гг. военная политика США и союзников строилась в рамках доктрины «массированного возмездия» (Mass Retaliation), рассматривавшей ядерное оружие ключевым средством обеспечения безопасности Запада. Предусматривалось, что в случае нападения стран Организации Варшавского договора НАТО ответит массированным применением тактического и оперативно-тактического ядерного оружия на всю глубину боевых порядков соединений и объединений противника. При этом преследовались две цели: нанесение противнику потерь, делающих невозможным дальнейшее успешное наступление, и разрушение системы коммуникаций с целью максимально усложнить или вообще парализовать выдвижение войск второго эшелона и подвоз снабжения.

Указанный период был наиболее «ракетным» во всей истории американской армии — она одновременно эксплуатировала сразу пять типов тактических и оперативно-тактических ракет: «Першинг» 1, «Сержант», «Лакросс», «Онест Джон» и «Литтл Джон». Интересно, что все они (за исключением, пожалуй, «Першинга» 1) не разрабатывались в рамках доктрины «массированного возмездия» — их проектирование началось раньше. Но эти типы ракетно-ядерного оружия были весьма удачно «вмонтированы» в систему вооружений, предусматривавшуюся новой доктриной: «Першинг» 1 стал оружием уровня группы армий, «Сержант» — корпусным средством, «Онест Джон» и «Лакросс» — дивизионным; наконец, «Литтл Джон» был принят для воздушно-десантных дивизий. Пять указанных ракет относятся ко второму поколению американских ТР и ОТР. Но в этой части статьи мы рассмотрим лишь четыре последних типа — «Першинг» 1 в техническом и технологическом отношении был предшественником «Першинга» 2, ракеты третьего поколения, поэтому он будет рассмотрен в следующей части.

Необходимо сделать еще одно отступление, дабы разобраться с терминологией. В США вплоть до рубежа 80-х и 90-х гг. прошлого века не выделяли понятия оперативного искусства как отдельной отрасли военного искусства. Применялись лишь термины стратегии и тактики, причем в смысле, отличающемся от принятого в советской военной науке. Американцы при разграничении стратегии и тактики принимали во внимание не столько масштаб действий, сколько поставленные цели: стратегия — это действия, преследующие глобальные цели, а тактика — конкретный способ реализации принятой стратегии. Поэтому все перечисленные ракеты в американской терминологии именовались тактическими (TBM — Tactical Ballistic Missile), подразделяясь на классы малой дальности (short range) и средней дальности (medium range).

Первый массированный ответный удар должны были выполнить, главным образом, авиация и ракеты «Першинг» 1. Целями при этом были группировки войск в ГДР, Чехословакии, Польше и в западной части территории СССР, а также ключевые узлы и линии коммуникаций. Для выполнения этой задачи следовало применить мощные боеголовки мегатонного класса. Это влекло за собой неминуемые жертвы среди мирного населения и разрушение множества невоенных объектов — но подобные действия по территории противника считались вполне оправданными. Для этого требовались ракеты с дальностью стрельбы 600-700 км, что позволяло наносить удар из глубины собственной группировки (350-400 км) на всю глубину района сосредоточений войск первого эшелона Организации Варшавского договора (около 250 км).

Когда танковые группировки ОВД входили на территорию ФРГ и Австрии, войска НАТО приступали к сдерживающим боевым действиям в полосе прикрытия шириной 150-250 км — именно на таком расстоянии от границы дислоцировались основные соединения их сухопутных войск (это обеспечивало возможность маневра после определения направлений главных ударов противника). Пока войска территориальной обороны сражались в полосе прикрытия, пытаясь сдержать продвижение танковых армад противника, армейские корпуса выполняли удары по противостоящим им группировкам, используя ракеты с боеголовками средней и малой мощности — дабы минимизировать потери среди собственного гражданского населения. Для этого корпус должен был располагать ракетами с дальностью стрельбы порядка 150 км, что позволило бы осуществлять пуски из-за своих первых эшелонов на ту глубину полосы прорыва, на которую уже вклинились бы войска противника. Эту задачу должны были выполнять ракеты «Сержант».

После вступления в соприкосновение с противником наступал черед ракетно-ядерных средств дивизионного уровня. Для таких ракет достаточной считалась дальность стрельбы порядка 50 км — это позволяло поражать дивизии второго эшелона вражеских армий, находящиеся на расстоянии 30-40 км от переднего края. Ракеты «Онест Джон» и «Лакросс» должны были обеспечить выполнение такого задания.
Характерно, что при нанесении контрудара применение ядерного оружия предполагалось в весьма ограниченном масштабе — ведь предварительно войска противника уже должны были быть разгромлены. Ядерные удары следовало наносить только для изоляции поля боя — по выдвигающимся к переднему краю резервам.

Доктрина «массированного возмездия» радикально меняла роли родов оружия на поле боя. В войнах прошлого основные боевые действия вели пехота (кавалерия), а затем — танковые и механизированные войска, артиллерия же была средством их поддержки. В новой войне ракетные войска и артиллерия стран НАТО (и прежде всего США) должны были стать, благодаря обладанию ядерным оружием, тем родом войск, который нес бы на себе основную тяжесть боевых действий. От эффективности ракетно-ядерных (и авиационных) ударов зависел успех всей кампании, а в конечном итоге — и войны. Поэтому период второй половины 50-х и 60-х гг. стал наиболее интересным этапом в развитии американских ТР и ОТР.

Перейти к полному тексту статьи