Архив номеров НиТ

Мориц Беньовский. История каторжника, ставшего королем

Рубрика журнала:

Номер журнала НиТ: 

Барские конфедераты



Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино». По большому счету, его жизнеописание может быть интересно для исследователей лишь его географической стороной — путешествиями, которые совершил Беньовский, некоторые из которых — к примеру, плавание вместе с русскими моряками из Камчатки в Китай, состоявшееся за несколько десятилетий до легендарных походов Крузенштерна, Коцебу и Головнина, — можно смело назвать первопроходческими и поставить в один ряд с плаваниями Дрейка и Магеллана.

«Человек маленького роста с красивым лицом и хорошими манерами, весьма находчивый в разговоре», — так описывала Беньовского его современница, французская писательница Стефани-Фелисите Дюкре де Сент-Обен. Как это почти всегда бывает с подобного рода личностями, составить сейчас совершенно точное и правдивое его жизнеописание не представляется возможным. Как и любой другой авантюрист, вынужденный по роду своей деятельности представляться вымышленными титулами и званиями, а также приписывать себе всякие заслуги, Беньовский, не жалея красок и фантазии, наполнил написанные своей рукой мемуары событиями, которые представляли его читателям в романтическом и геройском виде, храбрым воином и бесстрашным мореходом, защитником угнетенных и покорителем женских сердец. Более-менее точно, благодаря архивным документам и запискам Ивана Рюмина, сопровождавшего Беньовского в морском походе, можно судить об отрезке его жизни, проведенном в России, и о плавании на галиоте «Св. Петр и Павел». Об остальных годах его жизни можно составить лишь относительно правдоподобную картину, собранную из разных, подчас весьма противоречивых, сведений. В своих мемуарах Беньовский пишет, что родился он в 1741 г. в венгерском городе Вербо в семье кавалерийского генерала, словака по происхождению, и венгерской баронессы из баронского рода Ревай. Дальше из его мемуаров можно узнать, что в 14 лет он поступает на военную службу и спустя год участвует в Семилетней войне против Пруссии. Английский издатель его книги Оливер Гасфильд с присущей англичанам дотошностью и консерватизмом усомнился в военных подвигах юного венгерского гусара и решил проверить выписки из метрических книг вербовского прихода, где родился Мориц Беньовский. Также он заглянул во французский колониальный архив, где содержались документальные свидетельства о начале его службы в австрийском полку, — и после изучения этих документов выяснилось, что год рождения Беньовского не 1741, а 1746. Для чего ему нужно было вводить читателей в заблуждение, меняя свою дату рождения и приписывая себе лишние пять лет, понять несложно, ведь истинная дата совершенно исключает его участие в битвах Семилетней войны. Реальное же начало его военной карьеры было совершенно обыденно-прозаичным и никак не подходило для героического жизнеописания: прослужив совсем немного времени в австрийском полку, он повздорил со своим командиром, вышел в отставку и занялся в своем поместье сельским хозяйством. Но, видимо, не для успехов на сельскохозяйственной ниве был рожден Мориц Беньовский, и его деятельной натуре и темпераменту было тесно среди амбаров, мельниц и конюшен со свинарниками.

Перейти к полному тексту статьи