Архив номеров НиТ

Легенда о короле Артуре. Часть 2

Рубрика журнала:

Номер журнала НиТ: 

Древние бритты



Вопрос о том, что именно в книге Гальфрида Монмутского, повествующей о короле Артуре, соответствует исторической правде и откуда писатель брал свои сюжеты, в значительной степени остается открытым. Но некоторые его источники проследить все же удалось. Так, не подлежит сомнению, что, прежде чем приступить к своей «Истории бриттов», Гальфрид ознакомился с книгой того же названия, принадлежащей перу Ненния, валлийского писателя, жившего в конце VIII — начале IX вв. В отличие от Гальфрида, Ненний не считается беллетристом. Его работу, к сожалению, небольшую по объему, относят к серьезным историческим источникам. В той части, которая проверяется по другим документам, допущены лишь сравнительно небольшие неточности: ошибка в дате на несколько лет, раздвоение некоторых исторических лиц или, наоборот, слияние двух персонажей, имеющих похожие имена и близких по времени и функциям. Ну и красочные, но малоправдоподобные описания чудес, совершенных британскими святыми. Источником для «Истории» Ненния служили труды поздних античных авторов и англо-саксонские хроники.

В «Истории бриттов» Ненния есть множество моментов, перекочевавших в «Историю бриттов» Гальфрида без существенных изменений. Таков, например, рассказ о незадачливом короле Вортегирне (Гвортигирне). Правда, Ненний излагает историю его воцарения несколько менее подробно. Он лишь говорит: «В Британии царствовал тогда Гвортигирн и, пока царствовал, трепетал перед пиктами и скоттами, страшился Амброзия и римлян». О том, кто такой этот Амброзий, перед которым трепетал король, у Ненния ничего не сказано. В законного наследника престола, брата свергнутого Вортегирном государя, он превращается только в книге Гальфрида. Зато история прибытия на остров Хенгиста и Хорсы, приглашение их на королевскую службу, женитьба британского короля на прекрасной Ровене и засилье саксов описаны в документальной хронике столь же подробно, сколь и в художественной. Присутствует там также эпизод со строительством башни, поиском юноши для жертвоприношения и произнесенном этим юношей пророчестве. У Ненния эта сцена разве что несколько менее масштабна. Дерутся не два дракона, а два змея на разостланном у водоемах холсте. Само пророчество гораздо менее длинное, но зато куда более вразумительное: «Сия тайна открыта мне, и я вас к ней приобщу: холст — образ твоего королевства, о король; два змия, то два дракона; багряный дракон твой, а водоем — образ нашего мира. Белый дракон — дракон народа, что захватил в Британии множество областей и подчинил себе множество обитающих в ней народов, и он будет властвовать в ней почти от моря до моря. Но в последующем поднимется наш народ и вышвырнет народ англов за море. Ты же ступай отсюда, ибо тебе не построить здесь крепости, и обойди многие земли, дабы обрести для себя безопасное обиталище, а я тут останусь». Но юного пророка зовут не Мерлин, а Амброзий. Судя по контексту, это не тот таинственный Амброзий, которого страшился король, но, возможно, его родич. Такое различие двух литературных источников дало повод современной писательнице Мэри Стюарт создать образ Мерлина Амброзия, внебрачного сына принца-изгнанника. В ее романе «Хрустальный грот» мать Мерлина сочинила историю о потусторонних силах, якобы приложивших руку к рождению ее ребенка, потому что считала: в сложившейся ситуации для мальчика будет безопаснее слыть сыном дьявола, чем сыном законного претендента на трон.

Перейти к полному тексту статьи