Архив номеров НиТ

№7(36), 2011

Тайны подземелий Севастополя (часть 2)

Номер журнала: 

Продолжение. Начало в №6(2011)

С обострением ядерной угрозы связано и строительство сверхсекретного объекта - подземного завода по ремонту подводных лодок. Это самое большое на Черном море комбинированное противоатомное фортификационное сооружение начало строиться в западном склоне Балаклавской бухты. Сначала в сплошную скалу "вгрызлись" военные строители, но скорость работ явно не устраивала советское правительство, и в 1956 году им на подмогу прислали специалистов Тбилисского метростроя и проходчиков с гидросооружений Донметростроя. Так в Севастополе было создано строительное управление
№ 528, которое успешно работает и сегодня.

В течение пяти лет были пробиты основной тоннель и канал для прохода подводных лодок. Вырублен в скальном грунте подземный 70-метровый док, где производился капитальный ремонт подлодок. Общая подземная площадь всех помещений составляла более 10000 м2, объем превышал 50000 м3, длина подземного канала - больше ширины Балаклавской бухты. Некоторые заводские помещения представляют из себя трехэтажный дом, целиком вырубленный в толще скалы. Завод имел современный станочный парк, а также тоннель спецхранилища ядерных боеголовок. В заводе могли укрыться одновременно семь подлодок - как в надводном, так и в подводном состоянии - в канале длиной около 500 метров, который проходит насквозь через гору. Рядом размещался производственный цех и подсобные помещения общей длиной 300 метров. Самый большой диаметр штольни - 22 метра. Глубина канала 8,5 метра. Со стороны бухты вход в штольню перекрывался многотонным плавучим батопортом, который поддували воздухом, и он всплывал. Это позволяло полностью изолировать подземный завод, инфраструктура которого позволяла в условиях полной автономности осуществлять ремонт лодок, выпуская их через специальный шлюз прямо в море. А также укрывать в штольнях при ядерной атаке более тысячи человек. Завод смог бы выдержать прямое попадание атомной бомбы мощностью до 100 килотонн. Читать далее »

Эвольвента. Часть 2

Номер журнала: 

Окончание. Начало в №6(2011)

Представьте, говорили ему голоса. Представьте, что в этой вселенной вы познали уже почти все. Невозможно? Вполне возможно. Вы - в плане вся ваша цивилизация в целом, - верно, не догадываетесь, как близки эти конечные рубежи познания. Нет, не как все и вся до мельчайшего предела. Но все основные законы, все основные взаимосвязи. Нет, это не значит, что, когда рубежи достигнуты, становится скучно. Ведь остаются задачи освоения, так сказать, переработки "всего этого" в, так сказать, составляющие ноосферы. Да, жизнь появляется, как обычно, в архейских морях, от взаимных действий атмосферного электричества и химии, однако, познав пути своего собственного становления, научившись копировать, а затем, на основе синтеза невозможных в естественном мире сочетаний, превзойдя оригинал, жизнь совершает рывок. Теперь получается освоить и неорганику недоступных жизни планет. Да, поначалу планет. Да и то не всех. Сперва, снова по закону подобия - сходных по массе, наличию атмосферы и прочее. Затем все подряд и сразу во всех направлениях, то есть от газовых гигантов, с силой тяжести пять-десять "G", до безатмосферной мелочи лун, включая астероиды и планетарные кольца. Жизнь становится направленно агрессивной. Со временем, как ни странно, совершенно не сравнимым с геологическими сроками по длительности, но весьма сопоставимым по результатам, все вокруг уже приспособлено для жизни. Нет, имеется в виду не подстройка под стоящую в детонаторе процесса исходную форму разумного носителя - однозначно случайную по происхождению. Хотя теперь весьма запросто можно было бы произвести и такое. Однако та исходная форма уже преобразовалась, то есть самостоятельно переработалась в нечто гораздо более универсальное. Форма - мощь скелета, состав исходной органики, размеры, масса - все это так запросто преобразовывается по мере надобности. Все это мелочь. Теперь удается, и чем дальше, тем быстрее и глобальнее, перестраивать саму суть.

Мозг. Устройство для познания мира. Теперь его можно делать любым: в пределах законов Вселенной, разумеется, но уже не ограничиваясь естественными границами. Удается делать специализированный - для определенных задач и функций, а можно перестраиваемый - конструктор-универсал. Можно просто - меньше-больше, к тому же из наличных материалов. Например, на планетах-чудовищах удобен небольшой и, следовательно, легкий. Однако дабы втиснуть в муравья несколько миллиардов нейронов, надо переделать сами нейроны. Это вполне получается. Более того, это что-то из области первоначальной эквилибристики. Ведь можно попробовать изобрести даже иные принципы. И это выходит. Но теперь уже трудно сориентироваться, что лучше, а что хуже. Тут уж смотря для чего. Для приспособления, для преобразования, для пассивного познания или для погружения в виртуальность. Кстати, в последнем варианте количество путей следования скачком разветвляется в еще одну бесконечность. Здесь уже не просто новые пути древа эволюции. Тут уже древо эволюции эволюций. Однако не забудем, что поворот в любое из ответвлений - это обычно уже невозможность попасть в другие. По крайней мере, так было ранее, в доноосферном прошлом. Теперь… Читать далее »

Алхимики: мошенники и ученые. Часть 2

Номер журнала: 

Продолжение. Начало в №6(2011)

Раймонд Луллий, выдающийся испанский мыслитель и естествоиспытатель, прожил необычайную жизнь, наполненную романтикой. Он начал постигать искусство алхимии, будучи уже немолодым человеком. Он родился в 1235 году в известном семействе на острове Мальорка. Еще мальчиком был приближен к арагонскому двору, а позже стал королевским сановником и воспитателем будущего правителя Мальорки Иакова II. Раймонд рано женился и, будучи любителем наслаждений, покинул опостылевший ему уединенный остров и перебрался с женой в Испанию. Несколько лет он вел беспутную жизнь. Неверный жене, он сменил множество красавиц, пока наконец его сердце не пленила очаровательная, но недоступная Амбросия де Кастелло. Эта дама, как и ее обожатель, состояла в браке, но в отличие от него хранила супружескую верность и с презрением отвергла его домогательства. Раймонд был настолько влюблен, что отпор только распалил его страсть. Он проводил ночи под ее окнами, писал страстные стихи с восхвалениями в ее адрес, забросил свои дела и стал посмешищем всех придворных. Однажды, наблюдая за ней через решетчатую ограду дома, он случайно, когда ветер откинул в сторону ее шейный платок, увидел ее грудь под платьем. В порыве вдохновения он сочинил по этому поводу несколько нежных строф и послал их даме. Прекрасная Амбросия никогда прежде не удостаивала его письма ответом, но на это она ответила. Она писала, что никогда не сможет ответить ему взаимностью, что негоже благоразумному человеку сосредоточивать свои помыслы, как это сделал он, на чем-то ином, кроме Господа, и умоляла его посвятить себя религии и обуздать недостойную страсть, коей он позволил себя снедать. Она тем не менее выразила готовность показать ему, если он того пожелает, открытую грудь, что так его пленила. Раймонд был восхищен. Он думал, что вторая часть этого послания едва ли согласуется с первой и что Амбросия, невзирая на данный ею хороший совет, в конце концов смягчилась и сделает его настолько счастливым, насколько он того захочет. Читать далее »

Бастилия - пугающая тень прошлого

Номер журнала: 

В знаменитом романе "Три мушкетера" А.Дюма речь идет о царствовании Людовика XIII. В ту эпоху крепость действительно внушала ужас современникам. При упоминании Бастилии и в наши дни в воображении возникает образ мрачной тюрьмы. Однако отношение к Бастилии менялось на протяжении веков, которые она просуществовала.
Трудно представить себе более неоднозначное сооружение.

Например:

Крепость построили для защиты Парижа от англичан во время Столетней войны. Строительство началось в 1369 году при короле Карле V и закончилось в 1383 - уже при наследнике трона, Карле VI. Однако помощь крепости в обороне города была незначительна. Так, в 1420 году англичане без труда захватили монументальное сооружение, окруженное со всех сторон глубоким рвом. Бастилия оставалась во власти англичан в течение шестнадцати лет.

Бастилию окружает мрачный ореол зловещей тюрьмы. Вместе с тем ее не всегда использовали как темницу. Генрих IV, например, хранил в ней королевскую казну. Иногда же заточение выглядело как фарс: заключенные имели право свободно передвигаться по крепости и бывать в городе. Их водворяли в камеры лишь на ночь. На каждого арестованного из государства выделялась определенная сумма, соответствующая его титулу. Этими деньгами заключенные распоряжались по своему усмотрению. Неудивительно, что встречались случаи, когда люди не хотели покидать тюрьму и просили продлить им заключение. На момент же взятия Бастилии парижанами в 1789 году в ней находились всего семь заключенных.

Символ абсолютной монархии. Бастилия в последние годы обременяла государство расходами. Содержание гарнизона не окупалось, и Людовик XVI сам собирался снести крепость. Читать далее »

Капитан Роберт Фицрой. Часть 2

Номер журнала: 

Окончание. Начало в №6(2011)

Не стоит думать, что отношения Фицроя и Дарвина всегда складывались столь же идеально, как и в первые дни их знакомства, - да так, наверное, и не бывает в жизни. В более поздних воспоминаниях Дарвин писал: "Характер у Фицроя был своеобразный, нрав весьма тяжелый... Особенно невыносим он бывал по утрам. Его зоркий взгляд обязательно замечал какое-нибудь мелкое упущение на корабле, и тогда не жди пощады. Младшие офицеры, сменяя тех, кто нес вахту с ночи, обычно спрашивали, "много ли было утром подано горячего кофе", имея в виду настроение капитана... Он исключительно хорошо относился ко мне, но находиться с ним в близких отношениях - что было неизбежно, поскольку мы ели за одним столом в его каюте, - оказалось очень трудно. Несколько раз мы ссорились, так как стоило ему рассердиться, он совершенно переставал владеть собой. Жить в полном согласии с капитаном военного корабля трудно еще и потому, что всякое противоречие ему воспринимается чуть ли не как бунт". Тем не менее эти два незаурядных человека всегда относились с глубоким уважением друг к другу, и их сcоры были недолгими. В письме главному гидрографу адмиралтейства лорду Бофорту Фицрой очень лестно отзывался о своем штатном натуралисте: "Дарвин очень разумный и трудолюбивый юноша и очень приятный сотрапезник. Я еще не видел, чтобы "сухопутный" человек так быстро и досконально освоил обычаи, принятые на море".

Один из проливов в архипелаге Огненная Земля носит имя Дарвина. Впервые увидев его на карте, кто-то наверняка подумает, что таким образом решили увековечить память великого ученого, совершившего революцию в биологии. На самом деле имя проливу дал Фицрой в честь своего друга, в то время мало кому известного молодого натуралиста, делившего с командой "Бигля" все тяготы и опасности плавания.

Участники экспедиции не ограничивались лишь съемкой береговой линии, иногда совершая длительные вылазки на сушу. Порой это было вызвано практической надобностью, например, поисками пресной воды. Одно из таких путешествий оказалось довольно драматичным. Отряд, в составе которого находились и Фицрой, и Дарвин, направился к видневшимся с холма озерам, но выяснилось, что они покрыты коркой соли. Участники похода не брали с собой запаса воды, и у них едва хватило сил добраться обратно к кораблю. При этом Дарвин выказал большую физическую выносливость, чем его капитан. Читать далее »

Смерть в ночи

Номер журнала: 

Короткий переход по проливу Ла-Манш, что-то вроде приятной морской прогулки, превратился для команды и пассажиров парома "Геральд оф Фри Энтерпрайз" в настоящий кошмар. В марте 1987 года, вскоре после выхода из порта, паром затонул.

Пролив Ла-Манш - самый напряженный в мире морской путь. Каждый день эту узкую полоску воды, отделяющую Британию от континентальной Европы, пересекают тысячи судов, принадлежащих разным странам. Для отдыхающих паромы, курсирующие между портами Британии, Франции, Бельгии и Голландии, выглядят как неуклюжие автобусы, совершающие регулярные рейсы. Легкость и доступность путешествия заставляют забыть, что Ла-Манш - могильник бесчисленного множества кораблей, затонувших в его опасных и холодных водах. Несомненно, что главную роль в гибели обреченных кораблей играла погода. Но не менее важное значение имели ошибки и просчеты экипажей. Ужасающая цепь человеческих ошибок была зафиксирована и в случае с паромом "Геральд оф Фри Энтерпрайз". Позже в официальном расследовании эта цепь ошибок была определена как "болезнь разгильдяйства".

Люди, страдавшие "болезнью разгильдяйства", умудрились совершить, казалось бы, невозможное: оставили открытыми носовые шлюзы на пароме, когда он выходил ночью в море. Вода беспрепятственно поступала на автомобильные палубы, пока крен корабля не достиг критической отметки. Паром лег на борт и не затонул лишь потому, что находился в это время над песчаной отмелью. Но в последующей суматохе и хаосе погибли 193 человека. Страдания этой ночи так и не стали надлежащим уроком разгильдяям. Семь лет спустя при схожих обстоятельствах произошла трагедия парома "Эстония", на котором погибло свыше тысячи человек. Читать далее »

Символика глаза. Часть 2

Номер журнала: 

Продолжение. Начало в №6(2011)

Итак, один глаз: с одной стороны, он означает получеловеческое, т.к. это меньше, чем обычные два глаза. Но, с другой стороны, располагаясь во лбу, выше места, обычно отведенного для глаз, он означает нечто сверхъестественное.

Нередко одноглазие, подобно другим формам физического уродства, связывается со злом; как правило, оно является атрибутом мифических существ, обитающих в подземном царстве, в пещерах, в преисподней.

Греческие Грайи, безобразные слепые старухи, имели на троих лишь один глаз, который они передавали друг другу.

Согласно Эсхилу, Персей выследил их в миг передачи глаза и забросил его в Тритоново болото. Грайи вынуждены были указать ему дорогу к Медузе Горгоне (или, в другом варианте мифа, к нимфам, у которых Персей добыл крылатые сандалии, мешок и волшебный шлем-невидимку Аида; в еще одном варианте все эти магические предметы Персей забрал у граий как выкуп за их глаз).

Циклопы, точнее Киклопы, - три одноглазых великана, порождение Геи и Урана. В борьбе Зевса с Кроносом за власть, он, по совету их матери Геи, вывел киклопов из Тартара, чтобы те пришли на помощь олимпийским богам в войне против титанов. Киклопы выковали Зевсу громы, стрелы-молнии, которые тот метал в титанов.

Киклопов перебил Аполлон после того, как Зевс поразил выкованной киклопами стрелой сына Аполлона Асклепия.

Гомер в "Одиссее" повествует о том, что киклопы составляли целый народ. Среди них наиболее известен свирепый сын Посейдона Полифем, которого Одиссей лишил единственного глаза. Читать далее »

Улыбка дельфина

Номер журнала: 

В Севастополе дельфины "прописались" давно: сначала их учили быть морскими воинами, обнаруживать под водой мины и вражеских диверсантов, но затем постепенно люди стали понимать, что дельфин должен работать рядом с человеком в мирных целях, ведь его неподражаемая улыбка - это символ радости, добрых чувств и верной дружбы.

В 1997 году в Севастополе появилась "Биологическая станция", которая вместе с ООО "Страна Дельфиния" создала в самом центре города удивительный "остров дельфиньей цивилизации". На незабываемые представления дельфинария в Артиллерийской бухте мечтают попасть и взрослые, и дети.

"Биологическая станция" ведет большую научную работу, изучая и нередко спасая черноморских дельфинов. За природоохранную деятельность она была удостоена медалию Форда, международных наград "Лавры славы" и "Белый орел". Дельфинарий тесно сотрудничает с Лабораторией БРЭМА (г. Симферополь), цель которой - сохранение фауны Черного моря, прежде всего, морских млекопитающих. Севастопольский дельфинарий вкладывает средства в исследования, проводимые этой организацией.

На базе дельфинария создана лаборатория гидробионики Международной академии "Информация, связь, управление в технике, природе, обществе". Эта лаборатория в буквальном смысле работает на будущее, приближая то время, когда люди и дельфины станут равноправными товарищами по работе в море.

Севастопольский дельфинарий выиграл тендер ООН и ныне работает над методикой обучения дельфинов, которым предстоит спасать людей, терпящих бедствие в результате цунами. Также в лаборатории гидробионики разрабатываются такие темы: использование дельфинов для поиска затонувших предметов - от потерпевших аварию самолетов и подлодок до подводных кладов; выяснение секретов дельфинотерапии; участие дельфинов в мониторинге подводных кабелей, нефте- и газопроводов. Читать далее »

Люди, духи и жар земли

Номер журнала: 

Жео, шаман народа ваау, завершил обряд и, громыхнув напоследок вырезанными из костей бубенцами, рухнул возле костра, языки пламени которого в тот же миг опали и увенчались длинными хвостами густого серого дыма. Сидевшие по кругу седовласые охотники, непроизвольно кутаясь в шкуры, почтительно следили, как Жео закатывает глаза и бьется в судорогах. Пока тело корчилось на враз похолодевшей земле, легкая душа шамана вознеслась в верхний мир и говорила с духами о делах людей.

Вот Жео перестал биться и затих. А вскоре его тяжелая душа, никогда не уходившая далеко от тела, вернулась на свое обычное место, и шаман сел, с трудом подогнув ноги, обутые в изузоренные меховые сапоги. Глаза его, вначале мутные и неосмысленные, стали проясняться. Это возвращалась легкая душа, принеся с собой волю верхних духов.

Старейшины почтительно ждали, пока шаман посовещается со всеми своими душами, соберет в горсть слова и передаст их людям ваау. Прикрыв глаза, Жео принялся медленно раскачиваться взад и вперед, негромко напевая что-то неразборчивое. Потом в его напеве стали проступать отдельные слова, которые начали складываться в осмысленную речь.

- Дух голода отпустит людей ваау, - услышали старейшины. - Еще до того, как луна станет полной, на их земли придут большие стада мамонтов и длиннорогих бизонов. Надо приготовить много ловушек и мясных ям, тогда зима будет сытой, и великий холод пощадит народ ваау. Но в благодарность люди должны выстроить для духов новый круг из двух рук и двух камней, высотой в полтора полных роста от земли каждый. Так сказали духи!

Старейшины с уважением склонили головы и какое-то время молчали, выжидая, когда слова правильно уложатся в головах. Наконец, Вожо, самый старый из людей, поднял свое обрамленное редкими седыми волосами лицо, шрамы и глубокие морщины на котором не могла скрыть даже густая ритуальная раскраска.

- Мы слышали волю духов, - степенно произнес он. - Как только взойдет солнце, мужчины пойдут чинить старые ловушки и рыть новые. А женщины и дети станут чистить мясные ямы. Я сказал! Читать далее »

Шаг до границы земного

Номер журнала: 

Николай время от времени посматривал на часы. Стрелка мерно отсчитывала секунды. До взлета оставалось совсем немного, очень скоро небо станет близким как никогда...

Как всегда перед стартом, вспомнился первый полет на параплане. Середина июня. Теплый ветер легонько шевелил волосы, шуршал разноцветными крыльями, разложенными на пожелтевшем склоне. В небе медленно плыл орел, чуть шевеля перьями на концах бурых крыльев. Наслаждался. Запах полыни, где-то блеяли овцы, слышались хриплые окрики чабана, грозный лай волкодава. Тогда до неба оставалось сделать лишь несколько шагов.

Сидя в кресле, Николай посматривал на экран. Туда непрерывно поступали сообщения от нанотехников, осматривавших внешнюю обшивку корабля. Все было в норме, могучая космическая птица готовилась унести людей за пределы Земли. Экипаж замер в креслах в ожидании взлета. На маленький экранчик наружные камеры транслировали все, что происходило снаружи. Хлопотливо заканчивал работу погрузчик, скоро аэробот унесет его в ангар. Вдалеке серыми шапками клубились облака. Николай бросил взгляд на экран, вздрогнул. На секунду показалось - промелькнула тень.

- В чем дело? - встревоженно спросил Коля у диспетчера. - Проверьте, что там упало.

- Подожди секунду. Ага, погрузчик уронил из манипулятора инструмент. Поводов для беспокойства нет, автоматика сообщает, что внешняя обшивка не задета.

- Спасибо. - Николай еще раз взглянул на экран, к погрузчику подлетел аэробот. Значит, уже скоро. Читать далее »

Звездные китобои

Номер журнала: 

Потрепанный корпус "Левиафана" подрагивал от нарастающей скорости. Усердно работали гравимоторы, переоборудованные под новый вид топлива - ситру, кровь звездных китов. Только из-за ситры китобои и убивали китов, нужна была пища для ситрогравитронов. Ни на что другое они больше не годились. Их тела, лишенные жизни, плавали по огромному океану космоса, и с каждой встречей со звездными китобоями мертвых китов становилось все больше. Надолго ли их хватит? Над этим вопросом всерьез задумывались лишь зеленые из "Эко", но забота о китах полностью исключала заботу о звездных китобоях.

У людей общие корни, все произошли от Адама и Евы, но они разделились на два враждующих лагеря. В одном - экослужба, спасающая китов, в другом - китобои, истерзанные постоянной войной. Часто пиратов спасало бегство - верное средство выжить. Единственное превосходство китобоев - скорость. Великие умы Республики безрезультатно бьются над тайной ситрогравитронов, в то время как горстка дилетантов с планеты Эдельвейс едва ли не голыми руками создала двигатели, равных которым нет во всей Вселенной.

- Звездный кит! - громом пронеслось по системе внутрикорабельной связи.

Скорость звездолета стала быстро гаснуть. Засветились десятки экранов, оповещая экипаж о предстоящей работе. "Левиафан" ожил - начались обычные приготовления к охоте. Нескольких минут хватило на то, чтобы все оказались там, где им и положено быть при команде "Звездный кит!" Читать далее »

Настоящее

Номер журнала: 

Лия плакала едва ли не всю ночь. Тихонько, чтобы не разбудить мужа. Она уговаривала себя, искала аргументы в пользу того, что все образуется, вернется к норме…

Но когда у них была - норма?

Только в то время, когда сын оставался младенцем…

Утром Лия встала с красными глазами и с тяжелой головой. Заперлась в ванной, спеша привести себя в порядок до того, как поднимутся ее мужчины.

А позже, суетясь на кухне, готовя завтрак на троих, приняла окончательное решение. Она позвонит по телефону, который нашла для нее подруга, и договорится о приеме.

За столом муж просматривал новостной микс.

Сын Май, как всегда, ел сосредоточенно, тщательно пережевывая вкусную, богатую витаминами, здоровую пищу. Осторожных взглядов матери не замечал.

Ее мальчик умеет ценить время, распределяет его в соответствии с приоритетами. Ну а по дороге на занятия прокручивает в памяти основные тезисы домашнего задания, по всем предметам, в том же порядке, в каком усваивал. Обстоятельный…

Маю вот-вот исполнится четырнадцать. Он высокий для своих лет, стройный мальчик, лицом похожий на мать-красавицу - это был их выбор. Умный. Один из лучших в классе. Победитель городских и региональных олимпиад по естественным наукам. Школа гордится такими. Заносит имена таких учеников на почетный сайт. Потом за их карьерой следят, их приводят в пример.

Муж отвозил сына в школу.

Когда они в прихожей одевались, Лия попыталась обнять Мая, но вновь наткнулась на его снисходительный, холодноватый взгляд.

Еще она заметила гримаску брезгливости на юном, чистом лице.

Вновь что-то кольнуло ее в сердце. Читать далее »

Прогресс

Номер журнала: 

Пробуждение было, как всегда, внезапным. Молниеносным, как щелчок выключателя. Открыв глаза, он посмотрел на часы: до начала лекции оставалось всего 40 минут. А должно было 2 часа. Значит, будильник не сработал, и он проспал. Ну и подсобил этот Шульц с его курсом лекций у черта на куличках. Из Нью-Йорка пришлось переться в этот полумертвый Детройт, где и гостиницы-то ни одной приличной нет. Откуда же взяться хорошему будильнику? В любом случае скверно. Завтрака не будет, а будет суета и спешка. Потому что опаздывать нельзя. Аравийцы этого не любят. И не потерпят. А платят они очень прилично. Тут Шульцу надо отдать должное - на такие случаи у него нюх (хоть и бывают они чрезвычайно редко). Профессор Дейл Картер был уже в летах, поэтому поднялся с кровати достаточно грузно и, одеваясь, регулярно покряхтывал. Одевался он машинально, мозг в процессе не участвовал. Вместо этого профессор по годами заведенной привычке штудировал тома памяти на предмет того, что из несделанных вчера дел нужно обязательно будет доделать сегодня. Но странное дело: профессор не мог вспомнить, ЧТО он делал вчера. Позавчера он приехал в этот угрюмый угасающий город, разместился в гостинице. Вчера, видимо, была первая лекция. Видимо… Поскольку о вчерашнем дне он решительно ничего припомнить не мог. Это было очень странно. "Только бы не болезнь Альцгеймера", - с тоской подумал Картер. Закончив одеваться, профессор критическим взглядом окинул номер. Там царил жуткий беспорядок: одежда была брошена где попало, на полу валялся разный мусор: крошки еды, обрывки газет, какие-то листки с записями. На входе в ванную лежал начатый рулон туалетной бумаги. Обычно профессор старался прибирать за собой в гостиницах (даже там, где уборка входила в стоимость номера), но история с будильником вывела его из себя. "Уберут", - твердо решил он и ринулся из номера. Читать далее »