Архив номеров НиТ

Путешествие в страну мечты. Часть 1

Номер журнала: 



Инкам удалось соединить две различные зоны Перу, т.н. Сьерру (горную) и Косту (береговую), в единое социальное, экономическое и культурное пространство.


Великая дорога инков — Капак Ньан

Дороги инков по-прежнему считаются одним из чудес света. Они пролегают через пустынные плоскогорья и зеленую пучину сельвы, легкими веревочными мостами перелетают через пропасти, превращаются в сотни каменных ступеней, взбегая на горные перевалы, ныряют в темноту сквозных гротов и ослепляют бесконечным простором, открывающимся с обрывов.

На кечуа этот путь именуется Капак Ньан — Великая Дорога. Слово «Капак» многозначно — оно означает «большой», «великий» и «господин». Но по дороге инков передвигались не только властители в своих великолепных паланкинах на плечах носильщиков. По Капак Ньан шагали солдаты и простые землепашцы, шли женщины, не выпуская из рук вечно крутящегося веретена, двигались группы паломников и караванщики со своими ламами. Но все спешили уступить дорогу, если по ней мчался легконогий гонец-часки с правительственным донесением из узелков-кипу. Из Куско в Кито (расстояние в две тысячи километров) письмо сегодня идет иногда две недели. В государстве инков бегущие «почтальоны» доставляли послание за пять дней.

Однажды гонец-часки поразил даже Верховного Инку, примчавшись с важным сообщением за столь рекордно короткий срок, что владыка уважил еле державшегося на ногах бегуна: «Садись, гуанако!». Сидеть в присутствии Инки было неслыханной милостью. Часки, которого правитель сравнил с самым быстроногим животным гор — гуанако, остался в истории. «Тиауанако» («Садись, гуанако») — это название всемирно известного археологического памятника в Боливии. Считается, что именно в Тиауанако следует искать «корни» индейской цивилизации, в том числе культуры инков…

Капак Ньан состояла из двух основных отрезков. Первый проходил через Анды от северной границы государства инков — через Эквадор, Перу, Боливию, Аргентину до реки Мауле в Чили, где инки воздвигли крепость Пурамаука. Второй отрезок Великой дороги шел по побережью Тихого океана, через голодные пустыни. Оба эти отрезка соединялись боковыми дорогами.

Главная дорога инков, проходившая по Андам, была в среднем шириной 5 метров и тянулась на 5 тысяч километров, а дорога, проложенная параллельно по берегу Тихого океана, доходила в ширину до 8 метров. Через равные промежутки на ней стояли «верстовые столбы», отмеряющие расстояние от столицы — Куско. Через каждые 25 км путника ждал приют — «тамбо», соединяющий в себе черты крепости и святилища, возвышенного и земного, насущного и вечного. Это — общая черта индейской культуры. Так же, как и Великая Дорога — Капак Ньан, пролегающая не только сквозь пространство, но и сквозь время…

Выдающийся немецкий ученый Александр Гумбольдт, ознакомившись с дорогой, проложенной во времена инков, сказал: «Это наиболее полезная работа, которую когда-либо сделал человек».

Дороги инков — сохранившаяся в веках поэма непреодолимой воле человека, его благородному стремлению двигаться дальше и выше.

Поляк Вацлав Шольц в своей книге о путешествиях по Андам рассказывает такую историю. Представьте себе дорогу на высоте 4 200 метров над уровнем моря. Холод, от которого зуб не попадает на зуб, после ливня дорога превратилась в топь, местами глубиною до 30 см. Мотор автомобиля захлебывается в разреженном воздухе, колеса то и дело вязнут, так что путешественникам приходится орудовать киркой и лопатой... Окончательно выбившись из сил, они забираются в кабину и коротают ночь под завывание ветра и барабанную дробь капель, стучащих по крыше.

На рассвете Шольц с трудом заставил себя вылезти из спального мешка и открыть дверцу машины. Дождь не переставал, по сторонам плавали клубы тумана. Вдруг порыв ветра принес легкую мелодию. Путешественник решил, что ему померещилось. Но нет, мелодия близится, вырастает в индейскую песенку. И вот из тумана выныривает кечуа, он в красном пончо, на голове пестрая шерстяная шапка-чуньо, через плечо перекинута вязаная сумочка с ярким орнаментом, в которой — сухие листья коки, отбивающие голод. Штаны засучены выше колен, на голых ногах — резиновые сандалии, за спиной большая котомка, в руке — флейта, он идет и играет на ходу. Быстрым шагом проходит мимо и исчезает в дымке, как призрак.

Некоторое время еще слышна мелодия, и вот Шольц остается стоять один в тишине. «Откуда он идет и куда?» — рассуждает потрясенный путешественник. — «Ближайшая деревня находится приблизительно в тридцати километрах, столько же до той, которую мы проезжали вчера. И вот такое расстояние индеец проходит ночью, под дождем, по грязи, с тяжелым грузом! Помогает лишь кока да песенки, которые он играет на дудочке из тростника…»

Человек должен идти вперед — этот девиз инков жив и поныне.