Архив номеров НиТ

Советская архитектурная футурология 1920-х  — 1930-х годов

Номер журнала: 



Россия всегда была не слишком богатой страной, а после революции и гражданской войны лишних денег у государства не было вовсе. Однако новая власть стремилась показать простым людям, что они наконец-то стали хозяевами в стране. Лучшим средством для этого была архитектура  — не индивидуальных жилищ, но общественных зданий и сооружений, приходя в которые человек мог бы чувствовать, что все это создано для него.

Да, в стране было много дворцов и усадеб, принадлежавших знати прошлых эпох, все они были национализированы и обращены в народное достояние, став музеями, санаториями, пионерскими лагерями или детскими домами. Однако все эти сооружения предназначались для использования малым количеством людей, их можно было посещать с экскурсиями или по путевке, но нельзя было пользоваться ими постоянно, день ото дня.

Кроме того, это была чужая роскошь. Не только в классовом смысле  — дореволюционные дворцы и усадьбы были выстроены в старом стиле, отражавшем давно ушедшие эпохи. Новому обществу требовался новый стиль.


Не следует думать, что такой подход был характерен только для Советского Союза. 20-е годы стали эпохой «большого скачка» в архитектуре (да и в изобразительном искусстве) по всему миру. Во многом это было связано с Первой мировой войной. Эта война не только провела жесткий водораздел между девятнадцатым и двадцатым веком  — она во многом сделала мир более демократичным. После нее представители традиционных элит отходят в тень, на второй план, а в центре внимания общества  — по крайней мере, формально  — оказывается простой, обычный человек, тот, кто еще пару десятилетий назад презрительно именовался «плебеем».

Теперь архитектура стремилась не к внешней вычурности; отныне она должна была в первую очередь быть функциональной, удобной, а во вторую  — служить практическим интересам общества или как минимум подчеркивать эти интересы. Именно в эту эпоху появился конструктивизм  — архитектурный стиль, олицетворяющий технический прогресс.

Здания в конструктивистском стиле не отличались обилием украшений и были почти предельно функциональны, однако их внешний вид сразу бросался в глаза. Они должны были внешне напоминать какой-либо предмет технического прогресса  — трактор, пароход, паровоз... Для конструктивизма характерны прямоугольные (реже полукруглые) формы, ряды однородных простых элементов. Типичным примером архитектуры подобного рода является здание Госпрома в Харькове, построенное в 1925—1928 годах,  — монументальное сооружение из серого гранита и бетона, пропускающее под своими многоэтажными переходами две улицы и в комплексе с построенным несколько позже зданием Харьковского университета полукругом охватывающее «оголовье» площади Дзержинского (ныне площадь Свободы).

Советский Союз вовсе не являлся родиной конструктивизма. Более того, сам по себе этот жанр стал органическим продолжением популярного в России в начале века стиля модерн. (Один из ярких внешних признаков модерна  — огромные круглые оконные проемы  — в новом стиле обернулся окнами, у которых ширина больше высоты, либо сплошными линиями окон, опоясывающими целые этажи.) В 20-х годах конструктивизм получил в СССР широчайшее распространение, отражая лозунг индустриализации страны. Однако в его популярности играли роль и более глубокие мотивы, как практического, так и политического плана.

В то время считалось само собой разумеющимся, что быт делает людей мещанами, а мещанство воспринималось как главный враг социализма  — не в идеологическом, но в общественном плане. Быт затягивает человека, опошляет его жизнь, лишает ее сверхличного смысла  — эта тема стала лейтмотивом многих художественных произведений 20-х годов, наиболее ярко отразившись в поэзии Маяковского («О дряни», «Клоп»).

Но если быта нельзя избежать совсем, его следовало сделать коллективным  — а заодно и более функциональным. Ведь одним из главных достоинств новой политической системы декларировалась ее эффективность, недаром в 20-е годы в Советском Союзе широко внедрялся американский опыт организации труда и обучения. Многие советские теоретики считали, что экономическая практика Соединенных Штатов  — весьма отличная от традиционной европейской  — сама по себе содержит зачатки социализма и естественным путем приведет к победе новой экономической системы (конечно, без ведома и всякого желания американских капиталистов).

Наверняка вы интересуетесь историей, архитектурой и искусством своей страны. В этом случае рекомендуем вам автобусную экскурсию по Москве. Москва станет вам ближе, вы узнаете много нового и неожиданного об этом великом городе. Подробности на сайте.