Архив номеров НиТ

Трезвый взгляд

  • История медицинских заблуждений (полный текст)

    Достижения мировой медицины поражают любое воображение. Людям делают новые сердца и новые лица, пересаживают костный мозг, печень, лёгкие, почки, оперируют плод в утробе матери и выхаживают новорожденных размером с авторучку. Чума, холера и сифилис отступили перед антибиотиками, оспа и полиомиелит — перед прививками, в 2005 году в США зафиксирован первый случай излечения бешенства (подчеркиваем: речь идет не о вакцинации, известной со времен Пастера, но именно об излечении уже развившейся болезни!).
    Благодаря новейшим методикам исследований, компьютерным программам по разработке лекарств и многочисленным экспериментам каждый год появляются новые лекарства от прежде безнадежных болезней… Новые болезни, впрочем, тоже появляются, но речь сейчас не о них.

  • Как измерить интеллект?

    Институт Ольстера (Великобритания) опубликовал в журнале The Times средние значения IQ населения различных стран. На первом месте жители Японии с IQ=111, причем у 10% населения он выше 130. (Высокое значение IQ у них и у жителей Исландии объясняют отсутствием смешения рас в этих странах.) Далее идут ФРГ и Нидерланды с IQ=107, Польша (106), Швеция (104), Италия (102). Россия — на 17-ом месте с IQ=95. За ней идут Греция, Франция и др. страны Европы. Замыкает список Сербия (89). Украина, увы, в этом списке отсутствует. За время существования нашего государства практически ничего не сделано для повышения интеллектуального уровня народа.

  • Информационная война: история против историков. Часть 3

    Вернемся к упомянутому примеру. Кто был помянут первым в качестве «отрицательного царя»? Петр III Романов? Да, тот самый — свергнутый насильственным путем и убитый при крайне неблаговидных обстоятельствах. Образ в русской истории действительно из наинеприятнейших. А почему? Не Екатерина ли II еще при жизни мужа озаботилась создать себе имидж угнетаемой супругом-германцем русской патриотки, а супругу — полусумасшедшего фридрихофила и пруссомана? Заранее готовя почву для. И присные урожденной ее высочества Софии-Августы-Фредерики принцессы Ангальт-Цербстской, то бишь — пардон! — русской патриотки Екатерины крайне активно ей в том способствовали. В нашу суровую эпоху телевидения при наличии видеозаписи и то, если помните, закатывались длиннейшие дебаты, читал ли Б.Н.Ельцин лекции американцам, будучи в стельку нетрезвым, или в ея же усталым. А уж тогда-то!

  • Информационная война: история против историков. Часть 2

    Продолжение. Начало в №12(2010)

    Ну, и раз уж помянуты всуе великие ниндзя… Думается, любой специалист (я имею в виду настоящего специалиста, а не человека, наизусть выучившего пособие какого-нибудь И.И.Иванова "Как стать ниндзей") согласится: слухи о сверхъестественных качествах этой японской помеси спецназа, разведки и еще бог знает чего сильно преувеличены. Доказательство просто: любая значимая утечка информации из замкнутого клана потомственных профессиональных разведчиков и непревзойденных мастеров информационной войны может быть только сознательной дезой. В противном случае, источник информации, скорее всего, самозванец. Да и ни в одной из войн японская разведка не проявила себя чем-то принципиально большим, чем наиболее развитые европейские.

    Следует, наверное, оговориться, что информационное обеспечение традиционно было и есть важным компонентом не только собственно "военной войны", но и экономического соперничества. Еще во времена Геродота (а наверняка и до этих времен) самые невероятные и жуткие сведения из области географии, этнографии и зоологии привязываются, прежде всего, к лежащим вне ойкумены (читай - вне зоны прямого влияния развитых для своего времени государств, т. е. бесхозным, с точки зрения цивилизованного современника) источникам "стратегического сырья" - пушнины, драгоценностей, редких руд. Дожившие до наших времен географические труды писались очевидцами либо со слов очевидцев; путешествовать же единственно ради добывания знаний было недоступной роскошью и во времена Геродота, и в гораздо более поздние времена. Так что отнюдь не случайно путь в места, богатые "мягкой рухлядью" либо каким-нибудь там жемчугом, всенепременнейше смертельно опасен, а сами эти места населены, в лучшем случае, зверообразными скифами, поголовно одержимыми маниакальной жаждой убийства каждого забредшего к ним грека. Да что там скифы! Далее к востоку роль местного населения исполняли и люди с собачьими головами, и грифоны, и куда более фантастичные (однако неизменно грекоедящие) твари. Нет, это не наивное полудикарское желание первопроходца набить цену собственной удали. Это куда более цивилизованная попытка набить цену привезенному товару. И отвадить конкурентов от источников оного. Устойчивая тенденция войны информационно-экономической, а позже - и геополитической, дожившая до наших дней и корректировавшаяся только в плане адаптации аргументов к уровню образованности общества.

  • Информационная война: история против историков. Часть 1

    Докладчик (устраивается за трибуной, раскладывает шпаргалки, откашливается): Для начала хочу подчеркнуть: все, что будет говориться… э-э, молодой человек в маске, что это вы там ползаете между стульями? А? Нет, это не практические занятия. Соберите, пожалуйста, ваши «жучки» и не мешайте работать. О чем я? Ага, так вот: все, что будет говориться далее — это всего-навсего мое мнение, без каких бы то ни было претензий на абсолютную истину. Если угодно, информация к размышлению. Или к спору. Для затравки. Чтоб, значит, затравить. Итак…

    Предмет данного разговора имеет самое прямое отношение к истории и к войне, а значит — к исторической и к военной фантастике. Реконструкция прошлого, или моделирование будущего, или сотворение совершенно параллельного мира — увы, решая любую из этих задач, трудно не соприкоснуться с темой информационной войны (даже если авторский замысел не предполагает касаться ни этой темы, ни даже обычной «военной войны»). К сожалению, информационные конфликты — локальные, мировые, гражданские и бог знает какие еще — с древних времен так въелись в наш обиход, что мы частенько их не замечаем (а заметив, не всегда узнаем). И напрасно. Актуальнее всего эта тема, естественно, для исторической фантастики в обиходном понимании оного термина — т. е. для «фантастики прошлого» (забудем на некоторое время, что моделирование будущего тоже вполне можно отнести к фантастике исторической). Возьму на себя смелость утверждать, что сама история ведет беспрерывную информационную войну с пытающимися в ней разобраться. Собственно, основных источников исторической информации у нас немного.

  • Инфантильное неприятие научного знания
    Ученые всерьез обеспокоены растущим разрывом между прогрессом науки и отсталостью общественного сознания, прозябающего в плену невежества и предрассудков. Статьи о телегонии и физиогномике, размещенные в нашем журнале («Телегония: над пропастью во лжи» и «Длинноголовые и круглоголовые», «ОиН» № 4-5, 2009), великолепно демонстрируют оправданность беспокойства представителей научного сообщества. Психологические исследования последних лет выявили связь между неприятием определенных научных теорий взрослыми людьми и психологией маленьких детей.
  • КОСМИЧЕСКАЯ ЭКСПАНСИЯ: ОТ ФАНТАСТИКИ К РЕАЛЬНОСТИ. Ноутбук для межпланетчика Быкова

    В последнее время все чаще можно услышать мнение, будто бы информационные технологии «съели» пилотируемую космонавтику. Дескать, если бы энергию сотен тысяч пользователей, качающих порнофильмы по интернету или услаждающихся компьютерными играми, да направить бы в иное, более продуктивное и перспективное, русло, то мы бы — ого-го! На Марсе уже яблони заколосились бы!

    Обращает на себя внимание, что в другой космической державе, в США, подобных настроений нет. Наоборот, там царит определенная эйфория — информационные технологии, как считают американские специалисты, стимулировали развитие космонавтики: и не только беспилотной, но и пилотируемой. Почему же у нас наступило уныние и культивируется вредный для самоутверждения миф?

  • ВРЕМЯ ПРЕДТЕЧ

    В XIX — начале XX столетий в Европе существовало несколько «запоздавших государств». Германия, сумевшая объединиться, да и то весьма условно, только после 1871 года; Италия, объединившаяся в это же время; Австро-Венгрия, больная несварением желудка... И, конечно, Россия.

    В эпоху кризисов в обществе особенно сильно проявляется надежда на нечто неведомое, спасительное. А используют эту надежду в своих целях либо мистические фанатики, либо рационалистические негодяи.

    Карбонарии и гарибальдийцы, анархисты и коммунисты, масоны и розенкрейцеры, ариософы и антропософы, мистики и фашисты — спектр был весьма широк, идеи разнообразны, а практика почти перманентно связана с насилием...

    Собственно об Австро-Венгрии можно было бы отдельно от Германии и не говорить. Но именно тут, в Дунайской монархии, вызов цивилизации ощущался наиболее остро. Страна, в которой титульная германская нация составляла меньшинство, была особенно чувствительна к различного рода «измам». А уж к национализму — особенно.