Архив номеров НиТ

История медицинских заблуждений (полный текст)

Номер журнала: 

Переливание крови от ягненка к человеку


Переливание крови роженице


Кокаиновые таблетки от зубной боли



Нельзя презирать медика, который не смог вернуть здоровье больному, так как это здоровье не всегда зависит от его лекарств и познаний.

Мольер «Летающий доктор»




Достижения мировой медицины поражают любое воображение. Людям делают новые сердца и новые лица, пересаживают костный мозг, печень, лёгкие, почки, оперируют плод в утробе матери и выхаживают новорожденных размером с авторучку. Чума, холера и сифилис отступили перед антибиотиками, оспа и полиомиелит — перед прививками, в 2005 году в США зафиксирован первый случай излечения бешенства (подчеркиваем: речь идет не о вакцинации, известной со времен Пастера, но именно об излечении уже развившейся болезни!).

Благодаря новейшим методикам исследований, компьютерным программам по разработке лекарств и многочисленным экспериментам каждый год появляются новые лекарства от прежде безнадежных болезней… Новые болезни, впрочем, тоже появляются, но речь сейчас не о них.

То, что кажется нам нормальным, — обезболивание, обеззараживание, аспирин, антибиотики, полостная хирургия и протезная стоматология — еще полтораста лет назад было мифом. Первая успешная операция по удалению аппендицита прошла в 1888 году в Англии, до этого практически все больные были обречены. Пытаясь спасти жизнь пациентов, врачи шли наугад, собирали по крохам знания, вскрывали трупы, ставили опыты — зачастую совершенно ужасные. Доктора пользовали страдальцев мышьяком, ртутью и толчеными изумрудами, обкладывали сырой печенкой и свежим навозом, прижигали раскаленным железом, макали в снег, подвешивали к потолку за ноги… Остается дивиться — как от такой «терапии» кому-то из больных удавалось остаться в живых. К современным вершинам медицина двигалась тяжким путем проб и ошибок. Посмотрим на эти ошибки с высоты наших знаний?

Кровь с молоком

Переливание крови — одна из самых распространенных медицинских манипуляций, призванных сохранить человеку жизнь. Большинство из нас точно знает свою группу крови и резус-фактор, чтобы в случае необходимости сдать или получить именно ту кровь, которая нам подходит. Иначе вместо спасения переливание станет гибельным — чужеродный биологический материал вызовет отторжение, токсический шок и быструю гибель больного. А вот наши далекие предки были куда крепче и удачливей нас…

О значении крови для жизни догадывались еще античные доктора. Своим пациентам они устраивали «красные ванны» и поили раненых кровью свежезабитых овец, надеясь возместить уходящие силы. Римляне собирали алую влагу из жил умирающих гладиаторов, чтобы лечить ею эпилептиков и душевнобольных. Дряхлый старец папа Иннокентий VIII, надеясь отсрочить приближение смерти, пил особый напиток из крови 10-летних мальчиков — во всяком случае, так гласит устоявшаяся легенда… Впрочем, легенда это или действительность, лекарство не помогло. Долгое время человечество имело весьма смутные представления об устройстве кровеносной системы. Только в 1628 году Гарвей открыл систему кровообращения и описал схему сосудов в теле. Передовые медики тут же начали ставить эксперименты. Сперва они переливали кровь от собаки к собаке. Затем в 1667 году некий французский врач Жан-Батист Дени перелил кровь ягненка юноше, умирающему от злокачественной лихорадки. Это мы сейчас можем представить все возможные осложнения, аллергическую реакцию на вливание чужеродного белка, отек гортани… а бедный пациент не читал медицинских книжек. Поэтому с относительной легкостью перенес процедуру и даже выздоровел. Вдохновленный успехом эскулап начал проводить трансфузии направо и налево… с таким «успехом», что французские власти законодательно запретили переливание крови как смертельно опасное.

Кстати, сейчас о здоровье следить намного проще, особенно женщинам. Все, что нужно - посетить блог о женском здоровье fe-life.ru, где есть масса полезной информации.

Следующую серию экспериментов начал британский акушер Джеймс Бланделл. В 1818 году у постели роженицы, умирающей от кровотечения, он взял шприцем кровь у мужа больной, сделал вливание — женщина выздоровела. За последующие 10 лет — еще 10 трансфузий, 5 пациенток выздоровело. Учитывая, что послеродовые кровотечения остаются смертельно опасным осложнением до сих пор, — весьма неплохой результат. В 1832 году русский акушер Вольф повторил эксперимент в Петербурге и тоже спас жизнь женщине, однако по неизвестным причинам операция в широкую практику не вошла. Впрочем, разработки продолжались: врачи увидели просвет в борьбе со смертоносными кровотечениями и изо всех сил бросились его расширять. Чем только не пичкали пациентов — кровью коз, собак, овец, естественно, нестерилизованной и биологически чуждой. В конце 1870-х годов американские доктора вводят в практику внутривенные вливания коровьего, козьего и человеческого молока. В начале 1880-х молоко пробуют заменить солевыми растворами — смертность от лечения слегка падает. Чтобы избежать заражения и порчи крови, врачи пробуют сшивать сосуды донора и реципиента так, чтобы кровь поступала непосредственно в вену. В 1900 году Карл Ландштейнер открыл группы крови, в 1939 году его ученики обнаружили резус-фактор, и на долгие годы процедура переливания крови стала относительно безопасной и безусловно спасительной. Но ничто не вечно под луной, как говаривал У. Шекспир. Гепатиты и ВИЧ предоставили пациентам-реципиентам чудную возможность поиграть в лотерею со смертью. Одна надежда — на банки доноров, в которых человек может оставлять собственную здоровую кровь «про запас».

Лекарство от кашля

«Покупайте Успокоительный сироп миссис Уинслоу для беспокойных младенцев! Одна ложка перед едой — и дитя станет ангельски кротким!» Совершенно безвредные, по уверениям врачей, сиропы и пилюли от поноса, от кашля, от желудочных спазмов и для безболезненного прорезывания зубов, столь популярные в XVIII–XIX веках, в наше время не пропустил бы ни один наркоконтроль. «Маленькие помощники мамы», средства для похудения с амфетаминами, героиновые «леденцы для горла», столь любимые ораторами и политиками, кокаиновые анальгетики, бензедриновые ингаляторы в самолетах были реальностью каких-то полвека назад. Достаточно почитать мемуары и жизнеописания: Амудсен и Скотт брали с собой в экспедиции морфин и опийные таблетки, супруга Р.Л. Стивенсона Фанни унимала опием кашель мужа и свою невралгию, Жорж Санд потчевала морфием всю семью от бронхита.

Причина такого спокойного отношения к наркотикам понятна. До того, как в 1847 году был впервые применен хлороформный наркоз, врачи знали три способа обезболивания. Рауш-наркоз (сиречь удар тяжелым предметом по голове), крепкий алкоголь — и сгущенный сок маковых головок. О последнем писал еще Гиппократ, рекомендуя опиум как средство от глазных и душевных болезней. Гален рекомендовал опий при более чем 20 хворях, а Парацельс составил рецепты опийных микстур, которыми врачи пользовались до ХХ века. Выбора особо не было — маковый сок и его производные действительно снимали боли, смягчали спазмы, дарили спокойный сон и помогали больным выжить. А сохранность жизни пациентов волновала врачей гораздо больше, чем возможная зависимость… Тем паче, что до середины XIX века диагноза «наркомания» не существовало. Отдельные случаи привязанности знаменитых писателей или истерических великосветских дам к «дарителю грёз» воспринимались как доказательство порочности натуры. Впрочем, когда проблема встала во весь рост, врачи пробовали лечить опиатную зависимость уколами морфия, а морфинизм — инъекциями героина. Комментарии излишни…

После серии больших войн на рубеже веков, во время которых раненых оперировали и обезболивали морфином, а в качестве профилактического средства от расстройства желудка использовали опийные таблетки, появился симптом «солдатской наркомании» — многие выжившие ветераны нуждались в «дозе» для того, чтобы выжить. И заражали этой болезнью своих родных. Английский врач с ужасом рассказывал о смерти своей пациентки: нуждаясь в дозе опия, женщина пробралась в аптеку, стоило фармацевту отлучиться, выпила бутылку средства с похожим названием — и умерла через два часа от тяжелого отравления. В 1906 году в США был принят первый закон, ограничивающий использование опиатов и экстракта из листьев коки. К 1910 году весь мир осознал опасность кокаиновой, морфиновой и героиновой наркомании. Опиаты стали понемногу изымать из свободной продажи… чтобы заменить их амфетаминами и барбитуратами. В 30-е–50-е годы в США проблема «таблеток для настроения» сделалась национальным бедствием. Сейчас опасность наркотиков очевидна, с ней борются — запрещают валокордин для сердечников, кетамин для ветеринарных операций… в то же время амфетамин все еще входит в состав таблеток для похудения и продается в каждой аптеке. Интересно, в каком списке окажутся через полвека аспирин, нурофен и какой-нибудь кетанов с «найзом»?

(Продолжение следует.)