Архив номеров НиТ

Биографии

  • Корабельный молниеотвод Вильяма Харриса


    Одним из пионеров исследования природы электричества и магнетизма в XIX столетии был выдающийся английский ученый Вильям С. Харрис.
    В 1760 г. первый молниеотвод конструкции Бенджамина Франклина с конкретной защитной целью был установлен на крыше дома филадельфийского купца Вильяма Уэста. В Англии в этом же году был установлен молниеотвод на Эддистонском маяке, расположенном на Эддистонских скалах в проливе Ла-Манш в 14 милях к юго-западу от порта Плимут. Лишь после этого простые стержневые молниезащитные устройства начали распространяться как в Америке, так и в Европе. В те времена молниеотводы называли громоотводами.

  • Карты ветров и течений лейтенанта Мори


    Мэтью Фонтэйн Мори родился 2 января 1806 г. и был седьмым ребенком в семье Ричарда и Дианы Мори на их небольшой плантации под городом Фредериксбергом в штате Виргиния, расположенном в 80 км к северу от столицы штата Ричмонда. В течение следующих пяти лет семья дважды меняла место жительства. Детство Мэтью прошло на ферме в штате Тенесси. В это время старший сын четы Мори Джон служил гардемарином в ВМФ Северо-Американских Соединенных Штатов (САСШ), так тогда назывались США, где проявлял значительные способности к службе. Для Мэтью старший брат был образцом для подражания. В июне 1823 г., когда Мэтью учился в школе, в семье Мори произошла трагедия: 28-летний лейтенант Джон Мори скончался от желтой лихорадки и был похоронен в море. Смерть старшего брата, которым гордилась вся семья, подтолкнула Мэтью в желании пойти по его стопам. В начале 1825 г. он был зачислен на службу в ВМФ САСШ в звании гардемарина.

  • Сэр Уолтер Рэли


    знать не знал, что делать мне с собой,
    Как лучше угодить моей богине:
    Идти в атаку иль трубить отбой,
    У ног томиться или на чужбине,
    Неведомые земли открывать,
    Скитаться ради славы или злата…
    Но память разворачивала вспять —
    Грозней, чем буря, — паруса фрегата.

    Автор этих строк — классик английского Возрождения, не только поэт, но и философ, историк, выдающийся политик, а по совместительству знаменитый флотоводец и лихой корсар, долгие годы — фаворит королевы Елизаветы I Уолтер Рэли. Что меня всегда привлекало в сэре Уолтере, так это то, что он писал как жил. Литераторам более поздних эпох это удавалось редко. Все чаще они делали предметом изображения то, что им лишь пригрезилось в тиши кабинета и чего они никогда не видели в реальности. Паруса, скитания, игры со смертью все больше превращались в чистой воды метафоры. Что до сэра Уолтера, то в его устах это был махровый реализм.

  • Мориц Беньовский. История каторжника, ставшего королем. Часть 2


    7 июля «Св. Петр и Павел» подошел к побережью Японии. Япония в те годы, после недавнего восстания христиан и гражданской войны, была наглухо закрыта для посещений любых иностранцев, кроме подданных Голландии, через которых и проходила вся торговля и сношения с остальным миром. По утверждению американского исследователя Дональда Кина, изучившего японские документы тех лет, судно бунтовщиков подошло к юго-восточной части Японии, к провинции Ава на острове Сикоку.

  • Мориц Беньовский. История каторжника, ставшего королем


    Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино».

  • Дэвид Ллойд Джордж. Часть 2


    В 1911 г. Ллойд Джордж смог вплотную заняться разработкой билля о социальном страховании, включающего систему выплаты пособий по безработице, инвалидности и болезни. Однако ситуация в стране была далека от классовой идиллии. Пожалуй, она была даже более тревожной, чем в памятные 1905-1907 годы. В 1912 г. в Англии было в три раза больше бастующих, чем в 1910, а число потерянных за счет стачек рабочих дней превысило общее число за предыдущие шесть лет. Чтобы подавить выступления рабочих, все чаще использовалась армия. В некоторых случаях отдавались приказы стрелять в толпу. Счет раненых среди протестующих шел на сотни, случались убитые. Как и «полицейский социализм» в России, английские социальные реформы 1908-1911 гг. вводились «не вместо террора, а вместе с террором» — с той, однако, разницей, что в Англии представление о том, кто должен стать объектом террора, было гораздо более четким. Речь тогда шла не об установлении прочного классового мира, а лишь о попытке хотя бы отчасти сбить разгоравшееся пламя социальной борьбы. Радикальная пресса в общем-то правильно отмечала, что целью реформ было отколоть от рабочего движения тех, кто склонен к компромиссу, чтобы затем беспощадно раздавить непримиримых «разрушителей». Другое дело, что лидеры либеральной партии никогда и не отрицали, что желают воспрепятствовать полному разрушению существующего общества, поэтому они идут на уступки ради того, чтобы не потерять все. В отличие от коммунистов, они не видели в этом ничего предосудительного.

  • Дэвид Ллойд Джордж


    Дэвид Ллойд Джордж был первым и пока единственным премьер-министром Великобритании — валлийцем по происхождению. Будущий граф Двайфор родился 17 января 1863 г. в Манчестере, где его отец Уильям Джордж работал школьным учителем. В марте 1963 г. слабое здоровье вынудило мистера Джорджа оставить городскую жизнь, вернуться в родную деревню и заняться работой на ферме. Увы, это не помогло, год спустя он умер от пневмонии, а его вдова Элизабет Джордж вместе с тремя детьми — Мэри, Дэвидом и Уильямом — нашла приют у своего брата Ричарда Ллойда, который держал небольшую сапожную мастерскую в деревушке Лланистадви близ городка Криччита (графство Карнарвон, Северный Уэльс). Дядя с материнской стороны заменил Дэвиду отца, и мальчик принял решение носить его фамилию наряду с отцовской.

  • Неизвестный Верещагин. Часть VI. Конец трудного пути


    Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

  • Неизвестный Верещагин. Часть V. Загадочное путешествие


    «От Сан-Франциско до Гонконга» — так называются путевые наброски некоего В.Верещагина, опубликованные в февральском и мартовском номерах журнала «Русская мысль» за 1886 год. В них подробно рассказывается о морском путешествии автора в сентябре — декабре 1884 года из Америки в Японию и Китай. Об этих очерках все исследователи творчества Верещагина упорно умалчивают, принимая в качестве аксиомы утверждение: Верещагин бывал в Японии однажды в 1903 году. Однако в последнее время многие устои биографии Василия Верещагина рушатся под напором ранее не обсуждавшихся фактов, и эти наброски, возможно, помогут пролить свет на самый загадочный и мало исследованный период жизни художника...

  • Неизвестный Верещагин. Часть IV. Кубинские сафари


    Путешествие начинает в Бремене с визита к известному немецкому критику Юджину Цабелю — автору обширной монографии (на русский язык не переводилась) о нем. В дружеской беседе художник рассказывает: весной 1898 года сорокалетний помощник министра военно-морских сил США Теодор Рузвельт из «золотой молодежи» и отчаянных сынов диких прерий сформировал добровольческий кавалерийский батальон «Буйные всадники». С этими парнями отправился покорять Кубу. Взятием Сен-Жуанских высот будущий президент личной отвагой добыл себе чин полковника, всеобщее признание героя войны и безграничную любовь женщин, единодушно признавших его одним из храбрейших мужчин Америки. Вот об этих подвигах теперь уже действующего двадцать шестого президента США он и намеревается написать большое полотно.
    Впечатлениями от недавнего путешествия в Восточную Азию художник делиться не стал, обмолвившись, что нашел там много немецкого: кораблей, банков, складов. Выглядел Верещагин, по мнению Цабеля, неважно. Сильно постарел, «выражение лица — утомленное, борода почти седая».

  • Жизнь и творчество академика Л.Д. Ландау. Часть 2


    Выйдя из тюрьмы, Ландау занялся теорией сверхтекучести жидкого гелия. Это удивительное явление было только что открыто П.Л. Капицей. (Помните «новые явления» в жидком гелии «вблизи абсолютного нуля» из письма Молотову? Капица не преувеличивал). Оно состоит в способности гелия протекать через узкие капилляры, не испытывая трения, что означает отсутствие у этой жидкости вязкости.
    Работа Ландау увенчалась полным успехом. В 1941 г. была опубликована его статья «Теория сверхтекучести гелия II», которая по праву считается одной из важнейших работ по теории конденсированного состояния.
    Работа основана на принципиальном для этой теории положении (его называют «парадигмой Ландау»), согласно которому свойства тела вблизи абсолютного нуля могут быть описаны в терминах наличия в нем газа «квазичастиц» или «элементарных возбуждений», каждое из которых обладает определенной энергией е и импульсом р. Функция е(р) (энергетический спектр) — важнейшая характеристика тела. В частности, нагрев тела может быть описан как появление в нем новых квазичастиц.
    После начала Великой Отечественной войны Ландау вместе с ИФП был эвакуирован в Казань. Время было военное — и неудивительно, что некоторые его исследования тогда были посвящены гидроаэродинамике и теории горения и взрыва.

  • Жизнь и творчество академика Л.Д. Ландау. Часть 1


    Год назад широко отмечалось 100-летие со дня рождения одного из крупнейших физиков прошедшего XX века Льва Давидовича Ландау. Это был величайший универсал, внесший фундаментальный вклад в самые различные области человеческого познания: квантовую механику, физику твердого тела, теорию магнетизма, теорию фазовых переходов, ядерную физику и физику элементарных частиц, квантовую электродинамику, физику низких температур, гидродинамику, теорию атомных столкновений, теорию химических реакций и ряд других дисциплин. Кажется, вообще нет ни одного раздела теоретической физики, в который бы Ландау не внес крупный вклад. В то время, когда физики стали делать уклон в специализацию, и специалисты разных разделов часто плохо понимали друг друга, Ландау имел уникальные знания по всем разделам. Поразительно, как говорили современники, что «в этом хрупком тщедушном теле уместился целый институт теоретической физики». После смерти Нильса Бора на западе его стали называть первым теоретиком в мире. Гениальность Ландау, закончившего школу в 13 лет, ставшего профессором в 27 и в 56 получившего Нобелевскую премию, ни у кого не вызывает сомнений. Сегодня многие авторы называют Ландау одним из самых загадочных и многогранных ученых ХХ века. Действительно, его личность настолько интересна и неоднозначна, что до сих пор продолжает будоражить умы поклонников физики.

  • Неизвестный Верещагин. Часть 3. На Филиппины


    В Петербурге Василий Васильевич пробыл не долго. Решив свои дела, повстречался со Стасовым, тоже обратившим внимание на разительные перемены в поведении старого друга. «Он оставался у меня от 3 до 11 вечера, — сообщает Владимир Васильевич своей племяннице В.Д. Комаровой. — Был мил, умнее, любезен, все что угодно, но… прежнего Верещагина уже нет. Прежняя сила, гордость, взбалмошность, непреклонность — пропали. В сто раз мягче стал, многое стал спускать, стушевывать, прощать… Характер прежний и физиономия — сбавились!!!». А перед самым отъездом на Филиппины Верещагин молит Стасова принять на себя роль душеприказчика: «…прошу Вас позаботиться о том, чтобы в случае если умру, утону, буду застрелен и т.п., в возможно скором времени после моей смерти была устроена в Обществе поощрения художеств аукционная продажа моих картин и выручена возможно большая сумма денег моим «детишкам на молочишко». И это пишет человек незаурядной смелости, воли и твердости характера!

  • Неизвестный Верещагин. Часть II. Зигзаги Славы (окончание)


    Европа в целом благосклонно оценивает «1812 год», но былого всеобщего восторга, как при показе Туркестанских, Балканских и Индийских полотен в 70-е годы, теперь нет. Почти за десятилетний перерыв в общении с европейской публикой многое изменилось. Умами современной молодежи, да и старшего поколения, начинают прочно овладевать модернистские течения и, прежде всего, импрессионисты.
    Чтобы возвратить утраченные позиции, Верещагину теперь как никогда нужна моральная поддержка. Но по горячности и невыдержанности характера он давно дистанцировался от передовых российских художников, многие годы находился в разрыве с влиятельным критиком и покровителем его таланта Владимиром Васильевичем Стасовым. Прервал связь с Иваном Николовичем Терещенко.

  • Неизвестный Верещагин. Часть II. Зигзаги Славы


    Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

  • Неизвестный Верещагин. Часть 1


    Желание узнать внутренний мир Василия Верещагина возникло после того, как я впервые увидел в Севастопольском Художественном музее его великолепный этюд «Японка». После крови, страданий и боли военных полотен, принесших живописцу оглушительную славу, миниатюрная женщина в цветистом кимоно, возле скромных хризантем, казалась воплощением мира и покоя. Не верилось, что эту солнечную вещь создал человек, поставивший цель красками и кистью обнажить жестокую изнанку войн и своими картинами вызвать у людей отчаянный протест изуверскому способу разрешения конфликтов.
    Внимательно знакомясь с литературным творчеством художника, письмами и документами, воспоминаниями современников и историографией, я утверждался в той мысли, что огромный эпистолярный материал, накопившийся более чем за столетие со дня его трагической гибели, так и не раскрывает суть этой неистовой и сложной натуры. Тогда я рискнул, не претендуя на всесторонний и глубокий охват, создать небольшой цикл очерков о некоторых малоизвестных страницах жизни Василия Васильевича Верещагина. И начать решил с истории появления на свет этюдов военных кладбищ, написанных весной 1896 года в Севастополе, поскольку уже сам этот факт открывает нам нового Верещагина...